Как бороться с банковскими мошенниками

Кредитные орга­ни­за­ции обра­ти­лись к Центробанку с пред­ло­же­ни­ем о созда­нии цен­тра­ли­зо­ван­но­го меха­низ­ма борь­бы с мошен­ни­ка­ми, уско­ря­ю­ще­го реа­ги­ро­ва­ние на кра­жу денег со сче­тов. Если нала­дить обмен дан­ны­ми напря­мую через систе­му ЦБ, то мож­но реа­ги­ро­вать на подо­зри­тель­ные опе­ра­ции в пять раз быстрее.

Предложение было отправ­ле­но пре­зи­ден­том Ассоциации бан­ков России (АБР) Георгием Лунтовским дирек­то­ру депар­та­мен­та инфор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти ЦБ Вадиму Уварову.

В дан­ный момент систе­ма рабо­та­ет сле­ду­ю­щим обра­зом: банк сооб­ща­ет регу­ля­то­ру, если видит при­зна­ки того, что опе­ра­ции совер­ша­ют­ся без ведо­ма кли­ен­та, а регу­ля­тор кон­со­ли­ди­ру­ет инфор­ма­цию и рас­про­стра­ня­ет эти дан­ные меж­ду дру­ги­ми кре­дит­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми. Это зани­ма­ет порой не часы, а дни, и за это вре­мя мошен­ник успе­ва­ет снять день­ги с той кар­ты, на кото­рую они были выве­де­ны. Предложение Лунтовского поз­во­ли­ло бы уско­рить про­цесс обме­на инфор­ма­ци­ей при­мер­но в пять раз, а при таком рас­кла­де шан­сы предот­вра­тить кра­жу зна­чи­тель­но выше.

Для обме­на инфор­ма­ци­ей пред­ла­га­ет­ся исполь­зо­вать защи­щен­ный и дове­рен­ный канал: дей­ству­ю­щую систе­му обме­на инфор­ма­ци­ей ФинЦЕРТа. Также с помо­щью этой систе­мы пла­ни­ру­ет­ся раз­де­лять опе­ра­ции на «более опас­ные» и «менее опас­ные» – к послед­ним хотят отно­сить, напри­мер, жало­бы на спи­са­ние по под­пис­ке, о кото­рой кли­ент забыл.

Банк России пла­ни­ру­ет изу­чить все пред­ло­же­ния о дора­бот­ке систе­мы обме­на инфор­ма­ци­ей, ведь это поз­во­лит авто­ма­ти­зи­ро­вать про­цес­сы опе­ра­тив­но­го реа­ги­ро­ва­ния. По дан­ным ЦБ, за про­шлый год со сче­тов рос­си­ян выве­ли без их согла­сия при­мер­но 6,5 млрд руб­лей, за первую поло­ви­ну 2020-го – 4 млрд рублей.

О мерах борь­бы с мошен­ни­че­ски­ми опе­ра­ци­я­ми рас­суж­да­ет Борис Чигидин, гла­ва юри­ди­че­ской служ­бы Партии пря­мой демократии:

Обсуждаемая в ста­тье мера, навер­ное, не будет лиш­ней. Но основ­ную обя­зан­ность по борь­бе с целой эко­си­сте­мой мошен­ни­че­ских пере­во­дов несут все же пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны. И справ­ля­ют­ся они с этой обя­зан­но­стью хуже некуда.

Сумма любо­го зло­дей­ско­го (то есть совер­шен­но­го путем соци­аль­ной инже­не­рии или пря­мо­го взло­ма элек­трон­но­го сред­ства пла­те­жа потер­пев­ше­го) пере­во­да «при­зем­ля­ет­ся» либо на бан­ков­скую кар­ту, либо на не при­вя­зан­ный к кар­те бан­ков­ский счет, либо на элек­трон­ный коше­лек, либо (мно­го реже) выда­ет­ся налич­ны­ми через систе­му денеж­ных пере­во­дов. В любом из этих слу­ча­ев иден­ти­фи­ка­ция полу­ча­те­ля обя­за­тель­на и неиз­беж­на. Установление подо­зре­ва­е­мо­го, таким обра­зом, явля­ет­ся делом неслож­ной тех­ни­ки – как и все даль­ней­шие след­ствен­ные дей­ствия, кото­рые в подоб­ных сце­на­ри­ях слож­но назвать ина­че чем шаб­лон­ны­ми. Причем совер­шен­но неза­ви­си­мо от нали­чия или отсут­ствия ново­го кон­ту­ра вза­и­мо­дей­ствия меж­ду кре­дит­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми и ЦБ.

Сколько уго­лов­ных дел по подоб­ным фак­там, одна­ко, дово­дит­ся до суда по всей стране еже­год­но? Если не ноль, то очень близ­кая к нему циф­ра. Чего кон­крет­но пра­во­охра­ни­те­лям не хва­та­ет для того, что­бы соот­вет­ству­ю­щие при­го­во­ры выно­си­лись хотя бы тыся­ча­ми в год? Более совер­шен­но­го регу­ли­ро­ва­ния? Кадров? Полномочий? Компетентности? Желания работать?

Во всем обо­зри­мом про­шлом ни от кого из руко­во­ди­те­лей пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов я не видел даже попыт­ки отве­тить на послед­ний вопрос. Само по себе это не слиш­ком уди­ви­тель­но. Стократ уди­ви­тель­нее, что прак­ти­че­ски все эти руко­во­ди­те­ли регу­ляр­но высту­па­ют, а то и отчи­ты­ва­ют­ся, в пала­тах пар­ла­мен­та – и вопрос «поче­му?», судя по наблю­да­е­мо­му информ­про­стран­ству, не зву­чит даже там, что гово­рит о свя­зи наших народ­ных избран­ни­ков с изби­ра­те­лем очень мно­гое. А раз не зву­чит, зна­чит, и про­бле­му без­дей­ствия пра­во­охра­ни­те­лей мож­но про­дол­жать счи­тать несуществующей.

Если бы Партия пря­мой демо­кра­тии была пар­ла­мент­ской, мини­стра внут­рен­них дел (или руко­во­ди­те­ля Следственного коми­те­та, или любо­го дру­го­го под­хо­дя­ще­го адре­са­та) этим вопро­сом (и все­ми допол­ни­тель­но выте­ка­ю­щи­ми из полу­чен­ных отве­тов) про­ня­ли бы до пече­нок при пер­вом же появ­ле­нии на дум­ской трибуне.

Поделиться