Дистанционное электронное голосование в России – нужно ли это?

Одним из клю­че­вых воз­ра­же­ний к вве­де­нию самой про­це­ду­ры ДЭГ в рос­сий­скую прак­ти­ку явля­ет­ся тезис об «отсут­ствии соци­аль­но­го зака­за». Мол, обще­ством тема не вос­тре­бо­ва­на, это – дур­ная нова­ция из голо­вы началь­ства. Является ли этот тезис прав­ди­вым? Легко пока­зать, что нет.

Наблюдение за электронным голосованием: как это было

Алексей Щербаков, раз­ра­бот­чик блокчейн-систем и неза­ви­си­мый экс­перт в наблю­де­нии за ДЭГ, рас­ска­зы­ва­ет, как он гото­вил­ся и про­во­дил наблю­де­ние и ана­лиз дан­ных в феде­раль­ной систе­ме ДЭГ в сен­тяб­ре 2021.

Россия vs Эстония: сравнение электронных голосований

Если с тех­ни­че­ской точ­ки зре­ния рос­сий­ская систе­ма ока­зы­ва­ет­ся пре­вос­хо­дя­щей эстон­скую, в первую оче­редь в обес­пе­че­нии тай­ны голо­со­ва­ния, то в вопро­сах наблю­де­ния – а это так­же крайне важ­ный эле­мент – она пока что отста­ёт, в первую оче­редь организационно.

Подписаться на рассылку новостей
Партии прямой демократии

Directed by Pixel Imperfect Studio. Produced by Git Force Programming LLC.