The Bell: Либертарианец за госкапитализм. Зачем автор World of Tanks Слава Макаров создает политическую партию

— А поли­ти­че­ское устрой­ство вам какое боль­ше нра­вит­ся? Вот мы жили дол­гое вре­мя в пре­зи­дент­ской рес­пуб­ли­ке, а теперь у нас с высо­кой веро­ят­но­стью будет пар­ла­мент­ско-пре­зи­дент­ская.

— Меж­ду эти­ми дву­мя меха­низ­ма­ми может не ока­зать­ся ника­кой раз­ни­цы — все зави­сит от фигур, кото­рые в них будут вовле­че­ны. А людям вооб­ще прин­ци­пи­аль­ны дру­гие вещи: как рабо­та­ет нало­го­вая систе­ма, на что тра­тят­ся день­ги, каким видам биз­не­са про­ще жить, каким — слож­нее.

— Мы пере­шли к эко­но­ми­ке. А эко­но­ми­че­ские взгля­ды у вас есть? Как дол­жен жить биз­нес, как долж­ны жить люди? Сколь­ко нало­гов долж­ны пла­тить те и дру­гие?

— В мире мно­го раз­ных систем, хоро­шо рабо­та­ю­щих — несколь­ко. Если мы посмот­рим, напри­мер, на Азию, Япо­нию и Корею, там систе­мы постро­е­ны вокруг гро­мад­ных ком­па­ний: дзай­ба­цу и чебо­лей. Вот Samsung — типич­ный корей­ский чеболь, зани­ма­ю­щий­ся при­мер­но всем. Сего­дняш­няя Рос­сия с ее госкор­по­ра­ци­я­ми близ­ка к чебо­ле­вой моде­ли эко­но­ми­ки. Может ли такая систе­ма рабо­тать хоро­шо? При­мер Кореи гово­рит нам, что может. Про­ще ли будет дове­сти до корей­ско­го уров­ня нашу систе­му или луч­ше раз­ру­шить ее и постро­ить дру­гую? Я думаю, про­ще почи­нить то, что есть.

— То есть вы за госка­пи­та­лизм, но более эффек­тив­ный.

— Я про­сто пре­дви­жу, что мы нахле­ба­ем­ся нема­ло горя, если нач­нем что-то стро­ить с нуля. Кро­ме того, опыт дру­гих госу­дарств пока­зы­ва­ет, что суще­ству­ю­щая систе­ма не без­на­деж­на.

— Здесь мож­но про­ве­сти ана­ло­гию с гейм­ди­зай­ном?

— Да-да, конеч­но. С игра­ми — хоро­шая ана­ло­гия. Суще­ству­ет боль­шое коли­че­ство хоро­шо рабо­та­ю­щих дизай­нов игр. То есть отве­тов на вопрос «Как жить хоро­шо?» доста­точ­но мно­го. Когда мы при­ни­ма­ем реше­ние о раз­ра­бот­ке новой игры, мы садим­ся и смот­рим, какие у нас есть ресур­сы и что с эти­ми ресур­са­ми мы можем сде­лать хоро­ше­го, выби­ра­ем исхо­дя из это­го тип игры. С эко­но­ми­кой то же самое.

— И тип игры долж­ны будут выбрать изби­ра­те­ли — через при­ло­же­ние, кото­рое вы созда­ди­те. Вери­те, что это воз­мож­но?

— Если мы после­до­ва­тель­но про­ве­дем несколь­ко реше­ний и люди уви­дят, как они ска­зы­ва­ют­ся на их жиз­ни, голо­со­ва­ния доволь­но быст­ро долж­ны стать весь­ма разум­ны­ми. По край­ней мере, если мы с вами верим в людей. Если мы счи­та­ем людей не спо­соб­ной при­ни­мать реше­ния мас­сой, то да, навер­ное, ниче­го не полу­чит­ся.

— Если мы с вами немно­го либер­та­ри­ан­цы, то верим, конеч­но.

— Вот я верю. Я даже, навер­ное, не немно­го.

— Ага. Зна­чит, вы либер­та­ри­а­нец, кото­рый за госка­пи­та­лизм.

— Вы так гово­ри­те, как буд­то в этом есть что-то пло­хое. Я за рабо­та­ю­щие систе­мы, за систе­мы, кото­рые сде­ла­ют жизнь чело­ве­ка луч­ше.

The Bell | Либер­та­ри­а­нец за госка­пи­та­лизм. Зачем автор World of Tanks Сла­ва Мака­ров созда­ет поли­ти­че­скую пар­тию | 17.01.2020
Поде­лить­ся