Хабр: Партия прямой демократии, конференция AnalogBytes и зачем вообще айтишникам в политику

Этот текст Олега Артамонова был опуб­ли­ко­ван 10 фев­ра­ля на ресур­се Хабр, посвя­щён­ном инфор­ма­ци­он­ным тех­но­ло­ги­ям. К сожа­ле­нию, в ком­мен­та­ри­ях к нему вме­сто кон­струк­тив­но­го обсуж­де­ния быст­ро раз­го­ре­лись ярост­ные поли­ти­че­ские дис­кус­сии — поэто­му по согла­со­ва­нию с адми­ни­стра­ци­ей Хабра мы реши­ли убрать текст на ресур­се в чер­но­ви­ки. Ниже он при­ве­дён пол­но­стью.

Олег Артамонов

Привет, Хабр!

Хочу пого­во­рить на скольз­кую тему — поли­ти­че­скую. Сразу пояс­ню, что сде­лать это хочу в рам­ках, для Хабра про­филь­ных — тех­но­ло­ги­че­ских, соб­ствен­но поли­ти­ку тро­гая лишь тогда, когда тема неиз­беж­но её каса­ет­ся.

Также раз­ре­ши­те пред­ста­вить­ся — для тех, кто меня не зна­ет в новом каче­стве: Олег Артамонов, член орг­ко­ми­те­та Партии пря­мой демо­кра­тии, в наро­де извест­ной как «пар­тия тан­чи­ков» (ни разу в жиз­ни не играл, кста­ти).

А теперь про­шу набрать­ся тер­пе­ния и послу­шать, зачем об этом вооб­ще гово­рить.

***

Как все навер­ня­ка заме­ти­ли, окон­ча­ние 2019 года выда­лось бур­ным, при­чём бур­ным в той обла­сти, от кото­рой айтиш­ни­ки вооб­ще и чита­те­ли Хабра в част­но­сти все­гда ста­ра­лись дистан­ци­ро­вать­ся — в поли­ти­ке. Если гово­рить толь­ко про основ­ные собы­тия, вызвав­шие резо­нанс, то это, как мини­мум:

  • дело «Рамблер про­тив Nginx»
  • тести­ро­ва­ние «суве­рен­но­го Рунета»
  • тести­ро­ва­ние дистан­ци­он­но­го элек­трон­но­го голо­со­ва­ния (ДЭГ) на выбо­рах в МГД
  • закон о физлицах-иноагентах

Если выра­жать­ся крайне мяг­ко, то каж­дое из этих собы­тий выгля­дит весь­ма неод­но­знач­но — даже такое, каза­лось бы, чисто тех­ни­че­ское меро­при­я­тие, как тести­ро­ва­ние ДЭГ на выбо­рах, пре­вра­ти­лось в чере­ду скан­да­лов со взло­ма­ми, обви­не­ни­я­ми в фаль­си­фи­ка­ци­ях и про­чим цир­ком с коня­ми. Что уж гово­рить об осталь­ных пунк­тах.

При этом IT-сообщество явно осо­зна­ло, что тезис «Хабр не для поли­ти­ки» (в широ­ком смыс­ле, не толь­ко в кон­тек­сте непо­сред­ствен­но пуб­ли­ка­ций здесь) всё силь­нее и силь­нее уста­ре­ва­ет. Да, мож­но делать вид, что тебя всё это не каса­ет­ся, ты «про­сто пишешь хоро­ший код» — но когда по пово­ду это­го кода к тебе рано утром при­хо­дят люди в мас­ках, про­дол­жать делать такой вид ста­но­вит­ся очень труд­но.

Однако, сле­ду­ю­щий вста­ю­щий вопрос — а что, соб­ствен­но, мож­но и нуж­но делать?

И вот про это я и хочу пого­во­рить.

С кон­крет­ны­ми пред­ло­же­ни­я­ми по реа­ли­за­ции. Букв будет очень мно­го, но если эта тема вас заде­ва­ет — я буду вам при­зна­те­лен, если вы дочи­та­е­те до кон­ца, поду­ма­е­те и ска­же­те, что вы дума­е­те. К сожа­ле­нию, в фор­ма­те твит­те­ра или инста­грам­ма про­бле­мы тако­го мас­шта­ба не реша­ют­ся.

Зачем, почему и почему именно сейчас?

Если гово­рить корот­ко — пото­му, что раз­ви­тие тех­но­ло­гий и соци­у­ма дошло до точ­ки, в кото­рой они ста­ли пере­се­кать­ся и допол­нять­ся в крайне высо­ком тем­пе и с неоче­вид­ны­ми резуль­та­та­ми. Если рань­ше рас­суж­де­ния о том, как тех­но­ло­гии меня­ют соци­аль­ную, поли­ти­че­скую и эко­но­ми­че­скую жизнь, было уде­лом эко­но­ми­стов и буду­щих лау­ре­а­тов Нобелевской и иных ака­де­ми­че­ских пре­мий, в то вре­мя как на жизнь обы­ва­те­ля всё это вли­я­ло доволь­но мед­лен­но, на вре­мен­ном мас­шта­бе деся­ти­ле­тий, то в послед­ние десять лет мы с оче­вид­но­стью вошли в эпо­ху, когда темп изме­не­ний изме­ря­ет­ся уже не деся­ти­ле­ти­я­ми, а еди­нич­ны­ми года­ми. При одно­вре­мен­ном росте их мас­шта­ба.

Когда мы толь­ко начи­на­ли заду­мы­вать всё то, о чём ниже пой­дёт речь, то есть позд­ней осе­нью про­шло­го года, извест­ный мно­гим Слава «Я при­ду­мал тан­ки» Макаров при­вёл пре­крас­ный при­мер.

Ни для кого не сек­рет, что совре­мен­ная поли­ти­че­ская жизнь довольно-таки непро­зрач­на для изби­ра­те­ля — по боль­шо­му счё­ту, участ­ву­ет он в ней в луч­шем слу­чае раз в год, а то и куда реже, при­хо­дя на выбо­ры и, ино­гда, рефе­рен­ду­мы. Всё, что изби­ра­тель видит меж­ду выбо­ра­ми — это отдель­ные гово­ря­щие голо­вы; при этом мы все в целом пони­ма­ем, что про­го­ва­ри­ва­ет­ся эти­ми голо­ва­ми при­мер­но 10–20 % про­ис­хо­дя­ще­го, а всё про­чее оста­ёт­ся в тени. Ситуация меня­ет­ся от стра­ны к стране, но в общем слу­чае повли­ять на дей­ствия сво­их т.н. избран­ни­ков меж­ду момен­та­ми их избра­ния изби­ра­тель не может.

Между тем, так было не все­гда. Демократия как фор­ма прав­ле­ния, как извест­но, систем­но заро­ди­лась в антич­но­сти, в Древней Греции, в Афинах — и в тот момент это была пря­мая демо­кра­тия, при кото­рой реше­ния при­ни­ма­лись общим собра­ни­ем жите­лей горо­да. Возможно это было бла­го­да­ря двум фак­там — во-первых, в прин­ци­пе неболь­шо­му насе­ле­нию горо­дов того вре­ме­ни, во-вторых, неболь­шой доле сво­бод­ных граж­дан, в прин­ци­пе имев­ших пра­во воле­изъ­яв­ле­ния. В Афинах таких граж­дан было поряд­ка 30 тысяч чело­век, до 5–10 тысяч из них вполне мог­ли регу­ляр­но соби­рать обсу­дить теку­щие вопро­сы (тем более, это поощ­ря­лось, в т.ч. денеж­ны­ми ком­пен­са­ци­я­ми за упу­щен­ный зара­бо­ток).

К нача­лу нашей эры, впро­чем, с демо­кра­ти­ей в целом не зала­ди­лось, а когда она как поли­ти­че­ский строй сно­ва ста­ла акту­аль­на — госу­дар­ства вырос­ли настоль­ко, что не про­сто реаль­ный съезд граж­дан, но вооб­ще само по себе обес­пе­че­ние связ­но­сти тер­ри­то­рии стра­ны ста­ло труд­но­ре­ша­е­мой про­бле­мой.

Из это­го роди­лись извест­ные нам сей­час фор­мы демо­кра­тии, ни в одной из кото­рых граж­дане не при­ни­ма­ют пря­мо­го уча­стия в руко­вод­стве стра­ной. В Европе, где срав­ни­тель­но неве­ли­ка тер­ри­то­рия и нет сла­бо­за­се­лён­ных обла­стей, граж­дане напря­мую изби­ра­ют пар­ла­мен­та­ри­ев, канц­ле­ров и про­чих пре­зи­ден­тов; в США, где про­бле­ма со связ­но­стью по-настоящему не была реше­на до XX века, роди­лась кон­струк­ция с выбор­щи­ка­ми, кото­рые голо­су­ют от име­ни того или ино­го шта­та. Если бы в России, ска­жем, кре­пост­ное пра­во отме­ни­ли бы лет на сто рань­ше, а в кон­це 20‑х годов XIX века, после непро­дол­жи­тель­ной граж­дан­ской вой­ны меж­ду Севером и Югом, была бы постро­е­на пар­ла­мент­ская рес­пуб­ли­ка, то модель выбо­ров, ско­рее все­го, сло­жи­лась бы бли­же к аме­ри­кан­ской.

Так вот, к чему всё это?

К тому, что уже деся­ти­ле­тие мы живём в обще­стве, в кото­ром гло­баль­ная связ­ность пере­ста­ла быть про­бле­мой.

Понимаете, да? Преграды, за послед­ние два тыся­че­ле­тия сфор­ми­ро­вав­шей основ­ные поли­ти­че­ские инсти­ту­ты в таком виде, в каком мы их зна­ем, боль­ше нет.

С одной сто­ро­ны, это порож­да­ет силь­ный соблазн немед­лен­но вос­поль­зо­вать­ся дости­же­ни­я­ми совре­мен­ных тех­но­ло­гий и начать внед­рять их в общественно-политическую жизнь.

Более того, мож­но не сомне­вать­ся, что прак­ти­че­ски все поли­ти­че­ские силы это­му соблаз­ну под­да­дут­ся. Политики — суще­ства в общем и целом мер­кан­тиль­ные, крайне ред­ки сре­ди них те, кто не вос­поль­зу­ет­ся воз­мож­но­стью про­дви­же­ния сво­ей пар­тии; новые же тех­но­ло­гии дают и новые воз­мож­но­сти про­дви­же­ния. Тем же элек­трон­ным голо­со­ва­ни­ям может как-то про­ти­вить­ся госу­дар­ство в целом на уровне обще­на­ци­о­наль­ных выбо­ров (и то мы видим, что оно и не про­ти­вит­ся), то каж­дая отдель­ная пар­тия в рам­ках сво­ей внут­рен­ней дея­тель­но­сти все­гда будет идти тем путём, кото­рый при­не­сёт ей боль­ше сто­рон­ни­ков. И если вы дума­е­те, напри­мер, что в скан­да­ле вокруг воз­мож­ной фаль­си­фи­ка­ции голо­сов при ДЭГ есть что-то новое, что вне­зап­но откро­ет кому-то гла­за — то у меня для вас пло­хие ново­сти.

При этом элек­то­рат такие ново­вве­де­ния в целом вос­при­ни­ма­ет пози­тив­но — ну а как ещё вос­при­ни­мать офи­ци­аль­но предо­став­ля­е­мую воз­мож­ность «при­нять уча­стие в реше­нии судь­бы стра­ны», не под­ни­ма­ясь с дива­на?

Хабр — навер­ное, одно из немно­гих мест, где рис­ки поспеш­но­го внед­ре­ния новых тех­но­ло­гий не тре­бу­ет­ся объ­яс­нять. Спектр их огро­мен — утра­та ано­ним­но­сти, воз­мож­ность уте­чек, воз­мож­ность фаль­си­фи­ка­ций, воз­мож­ность ана­ли­за боль­ших, малых и любых дру­гих дан­ных, соци­аль­ные рей­тин­ги сте­пе­ни ответ­ствен­но­сти граж­да­ни­на, и про­чая, и про­чая. Если гово­рить корот­ко, всё то, о чём в Голливуде в девя­но­стых и нуле­вых было при­ня­то сни­мать анти­уто­пии, име­ет шанс не про­сто быть вопло­щён­ным, а ещё и одоб­рен­ным зна­чи­тель­ной частью обще­ства, пото­му что эти тех­но­ло­гии дела­ют всё таким удоб­ным.

Немногие, напри­мер, заду­мы­ва­ют­ся, что бумаж­ный бюл­ле­тень на выбо­рах — это не ана­хро­низм, а раз­де­ли­тель­ный барьер меж­ду точ­кой, где граж­да­ни­на аутен­ти­фи­ци­ру­ют (Петров О. П., 1973 г.р., граж­дан­ство РФ, име­ет пра­во голо­со­вать) и точ­кой, где он про­став­ля­ет галоч­ку. Отследить кон­крет­ную галоч­ку обрат­но к кон­крет­но­му граж­да­ни­ну прак­ти­че­ски невоз­мож­но.

Могут ли систе­мы циф­ро­во­го голо­со­ва­ния обла­дать таки­ми свой­ства­ми (я не буду силь­но забе­гать впе­рёд, но если вы дума­е­те, что ответ — одно­знач­ное «нет», то жизнь немно­го слож­нее)? Если мы вынуж­де­ны чем-то из этих свойств посту­пить­ся, то какие будут послед­ствия? Стоит ли ими посту­пать­ся? Будут ли плю­сы пре­вы­шать мину­сы? Какие новые свой­ства могут быть у таких систем, невоз­мож­ные в систе­мах суще­ству­ю­щих?

Да, мож­но пой­ти по пути неолу­ддиз­ма и начать под­ни­мать народ на борь­бу про­тив любо­го элек­трон­но­го голо­со­ва­ния. Но, во-первых, это заве­до­мо про­иг­рыш­ная стра­те­гия — нико­гда в исто­рии луд­ди­ты не выиг­ры­ва­ли на сред­не­сроч­ной пер­спек­ти­ве, пото­му что новые тех­но­ло­гии при­но­сят обы­ва­те­лю новое удоб­ство, и он пере­ста­ёт слу­шать тех, кто при­зы­ва­ет от них отка­зать­ся, а во-вторых, лич­но я доволь­но сла­бо верю в прин­ци­пи­аль­ность точ­ки зре­ния любых отдель­но взя­тых поли­ти­ков.

Более того, даже вопрос одних толь­ко элек­трон­ных выбо­ров я здесь лишь начал под­ни­мать — у него столь­ко аспек­тов, что на серьёз­ное обсуж­де­ние их всех не хва­тит и десят­ка ста­тей.

А ведь он не един­ствен­ный, он лишь один из.

Физлица-иноагенты? Казалось бы, при чём тут тех­но­ло­гии? Да всё при той же связ­но­сти мира, воз­ник­шей в послед­ние десять лет: она не огра­ни­чи­ва­ет­ся госу­дар­ством, она огра­ни­чи­ва­ет­ся пла­не­той. Вы може­те сидеть где угод­но и при этом рабо­тать где угод­но ещё, на кого угод­но и по како­му угод­но вопро­су, в том чис­ле — вопро­су, непри­ят­но­му для госу­дар­ства, в кото­ром вы сиди­те. Государства же на этой пла­не­те нику­да девать­ся не соби­ра­ют­ся (и в целом это хоро­шо, пото­му что у них есть своя роль, и заме­нить их пока нечем), и то, что мы наблю­да­ем — их рефлек­тор­ная защит­ная реак­ция на изме­нив­ший­ся мир.

Можно, конеч­но, повто­рять себе, что «меня эти собы­тия не каса­ют­ся» — но ожи­дать от собы­тий вза­им­но­сти было бы наив­но.

Постановка задачи крупными мазками

Итак, допу­стим, мы хотим выска­зать­ся — и хотим, что­бы это выска­зы­ва­ние возы­ме­ло эффект (если такой цели нет, то нет и про­бле­мы: мож­но выска­зать всё набо­лев­шее чай­ни­ку на соб­ствен­ной кухне, бла­го они сей­час умные пошли).

В общем слу­чае для того, что­бы мне­ние неко­то­рой груп­пы людей было хотя бы услы­ша­но (мы пока не гово­рим «учте­но», но если вас не слы­шат — то и не учтут точ­но, а если слы­шат — то воз­мож­ны уже раз­ные вари­ан­ты), необ­хо­ди­мо прой­ти несколь­ко эта­пов:

  1. Сформулировать мне­ние
  2. Сформулировать пред­ло­же­ние
  3. Донести мне­ние и пред­ло­же­ние до тех, кто дол­жен их услы­шать
  4. Оценить резуль­тат

В декабрь­ских око­ло­по­ли­ти­че­ских обсуж­де­ни­ях часто слы­ша­лись сло­ва «мы, сооб­ще­ство» — как ответ на все эти пунк­ты. К сожа­ле­нию, это так не рабо­та­ет — рас­суж­де­ния айтиш­ни­ков о том, что кто-то вдруг услы­шит мне­ние неко­е­го «сооб­ще­ства», de facto пред­став­лен­но­го бес­си­стем­ным набо­ром ком­мен­та­ри­ев к ста­тье на Хабре, по сте­пе­ни наив­но­сти ничем осо­бен­но не отли­ча­ет­ся, ска­жем, от заяв­ле­ния чинов­ни­ка, что домаш­ний Wi-Fi-роутер будет захва­чен аген­та­ми Госдепа и нач­нёт рас­про­стра­нять под­ры­ва­ю­щую госу­дар­ствен­ные устои инфор­ма­цию.

Почему вооб­ще эти пунк­ты важ­ны? Пройдём по поряд­ку. Кратенько.

Сформулировать мне­ние. За исклю­че­ни­ем трёх слу­ча­ев — семья, заказ­чик и кли­ент — вы обща­е­тесь в этом мире с людь­ми, кото­рым вы с вашим мне­ни­ем, вооб­ще гово­ря, не нуж­ны. Когда вы при­хо­ди­те к чинов­ни­ку, поли­ти­ки, депу­та­ту и даже обыч­но­му изби­ра­те­лю, что­бы рас­ска­зать им своё мне­ние — нико­му из них ни вы, ни ваше мне­ние не нуж­ны. Никто из них не будет при­ла­гать уси­лия, что­бы в нём разо­брать­ся.

Поэтому мне­ние, если вы хоти­те его до кого-нибудь доне­сти, долж­но быть сфор­му­ли­ро­ва­но как некий крат­кий, понят­ный, логи­че­ски завер­шён­ный посту­лат. «На хаб­ре есть обсуж­де­ние в три­ста ком­мен­та­ри­ев, там всё ска­за­но» — это не мне­ние, это повод вас даль­ше не слу­шать, пото­му что никто, кро­ме вас самих, не пой­дёт эти три­ста ком­мен­та­ри­ев осмыс­лять, а если и пой­дёт, то может выне­сти отту­да совсем не то, что вынес­ли вы.

Сформулировать пред­ло­же­ние. Мнение без кон­крет­ных пред­ло­же­ний не зна­чит ниче­го. Ок, пря­мая элек­трон­ная демо­кра­тия несёт в себе ряд опас­но­стей, вот их спи­сок — а дальше-то что? Отказаться от неё? Не полу­чит­ся, пото­му что невоз­мож­но отнять у потре­би­те­ля (а потре­би­те­лей в дан­ном слу­чае целых три — и госу­дар­ство, и поли­ти­ки, и элек­то­рат) игруш­ку, кото­рая ему удоб­на, и не пред­ло­жить ниче­го вза­мен.

Предложение долж­но быть, и оно долж­но быть реа­ли­зу­е­мо. Это обыч­но вле­чёт за собой поиск ком­про­мис­сов и про­ра­бот­ку неко­то­рой слож­ной, мно­го­гран­ной систе­мы. Вы хоти­те рас­пу­стить Роскомнадзор? Вы пред­став­ля­е­те, сколь­ко у него функ­ций, поми­мо тех, кото­рые вам не нра­вят­ся — и какие изме­не­ния повле­чёт его роспуск? Да и потом, чего вы добьё­тесь его роспус­ком? Решения о запре­те оче­ред­но­го CDN’а за одну кар­тин­ку при­ни­ма­ет не РКН, а суд — и про­дол­жит такие реше­ния при­ни­мать. РКН их толь­ко испол­ня­ет — да, кри­во, косо, но вы что хоти­те поме­нять, косо­ру­ко­го испол­ни­те­ля или саму воз­мож­ность при­ня­тия таких реше­ний? Или уже гото­вы пока огра­ни­чить­ся хотя бы сни­же­ни­ем сте­пе­ни косо­ру­ко­сти?

Это, навер­ное, самая слож­ная часть, но она долж­на быть сде­ла­на так, что­бы и суть сфор­му­ли­ро­ван­ное мне­ние не поте­ря­лось, и пово­дов отбить­ся от вас с вашим мне­ни­ем по чисто фор­маль­ным при­зна­кам («Минкомсвязи дало заклю­че­ние, что сжи­га­ние РКН и засы­па­ние места нахож­де­ния его офи­са солью не явля­ет­ся тех­ни­че­ски выпол­ни­мым, см. Приложение 1») было мини­маль­но воз­мож­ное коли­че­ство. Чтобы, бук­валь­но, чело­век, кото­ро­му это адре­со­ва­но, смот­рел — и пер­вые десять минут не знал, что отве­тить.

И если мне­ние ещё мож­но сфор­му­ли­ро­вать на осно­ве ана­ли­за тех же ком­мен­та­ри­ев на Хабре, то у пред­ло­же­ния уже неми­ну­е­мо появ­ля­ет­ся вполне кон­крет­ный спектр ответ­ствен­ных за его состав­ле­ние людей.

Донести до долж­ных услы­шать. Повторюсь, если у вас есть надеж­да, что ваше мне­ние и пред­ло­же­ние сами собой услы­шат какие-то посто­рон­ние люди — кото­рым, напом­ню, вы изна­чаль­но вооб­ще не нуж­ны — може­те вспом­нить ста­рый совет­ский анек­дот про това­ри­ща май­о­ра и поде­лить­ся этим мне­ни­ем с бли­жай­шим умным чай­ни­ком. Ну или с умной колон­кой, у неё и мик­ро­фон даже есть.

В России живёт 145 млн. чело­век, из них 120 млн. изби­ра­те­лей, т.е. потен­ци­аль­но участ­ву­ю­щих в поли­ти­че­ской жиз­ни. Хорошую ста­тью на Хабре откро­ет в сред­нем 20–40 тысяч чело­век, про­чи­та­ет до кон­ца вдвое мень­ше, про­чи­та­ет ком­мен­та­рии вде­ся­те­ро мень­ше. Если вы живё­те в спаль­ном рай­оне мега­по­ли­са в доме на несколь­ко сотен квар­тир, с высо­кой веро­ят­но­стью во всём этом доме вы — един­ствен­ный, кто до кон­ца про­чи­та­ет оче­ред­ную хоро­шую ста­тью на Хабре. С высо­кой веро­ят­но­стью, кро­ме вас в этом доме есть не боль­ше 10–20 чело­век, кото­рые вооб­ще зна­ют, что такое Хабр. Шансов, что эту хоро­шую ста­тью сам собой про­чи­та­ет кто-то, близ­кий к поли­ти­ке и про­цес­су при­ня­тия реше­ний в ней, мень­ше, чем на то, что вы все­рьёз про­шту­ди­ру­е­те про­ект бюд­же­та Российской Федерации (чуть боль­ше 10 тысяч стра­ниц), что­бы в сле­ду­ю­щий раз блес­нуть аргу­мен­та­ми в спо­ре «на что идут мои нало­ги».

Понимание, куда и как зане­сти сфор­му­ли­ро­ван­ные выше мне­ние и пред­ло­же­ние, что­бы полу­чить неко­то­рый нену­ле­вой шанс, что при­част­ные к поли­ти­ке люди с ними хотя бы озна­ко­мят­ся — это уже отдель­ное уме­ние, и это та грань, где IT пере­хо­дит в поли­ти­ку. Если через эту грань не пере­сту­пать — повто­рюсь, Алиса все­гда гото­ва вас выслу­шать.

Оценить резуль­тат. Долгосрочный кон­троль про­цес­са, оцен­ка его резуль­та­тов, кор­рек­ти­ров­ка актив­но­сти и под­го­тов­ка на базе это­го новых дей­ствий — это обя­за­тель­ный эле­мент, без кото­ро­го, опять же, вся систе­ма рабо­тать не будет.

Возьмём для при­ме­ра одну из самых попу­ляр­ных ста­тей на Хабре по «делу Nginx» — это «Официальная пози­ция Программных коми­те­тов Highload++ и дру­гих IT-конференций на пре­тен­зии к Игорю Сысоеву». Она выде­ля­ет­ся тем, что это — чёт­ко и пря­мо сфор­му­ли­ро­ван­ная пози­ция орга­ни­за­ции и кон­крет­ных людей, и бла­го­да­ря это­му она и полу­чи­ла срав­ни­тель­ную извест­ность не толь­ко в пре­де­лах Хабра.

И, соб­ствен­но, что слу­чи­лось даль­ше? Поднимите руки, кто из вас про­дол­жа­ет сле­дить за этим делом само­сто­я­тель­но, а не по прин­ци­пу «ну когда что-нибудь слу­чит­ся, на Хабре напи­шут»? А кто дол­жен напи­сать, если никто не сле­дит? Если вы дума­е­те, что за вас это сде­ла­ет «про­грамм­ный коми­тет Highload++ и дру­гих IT-конференций» — у меня для вас пло­хие ново­сти, в соот­вет­ству­ю­щем чати­ке в Телеграме дав­но уже обсуж­да­ют не Nginx, а салат оли­вье.

Вот пря­мо сей­час абсо­лют­но ничто не меша­ет Рамблеру тихо оста­вить всё как есть, поз­во­лить след­ствию идти даль­ше, а вес­ной пред­при­нять вто­рой заход. Пока этот заход не нач­нёт­ся — никто не поче­шет­ся.

Ах, да, всё так и есть.

Интерлюдия

В ходе кото­рой автор пони­ма­ет, что сам толь­ко что изло­жил схе­му, по кото­рой ему теперь и отчи­ты­вать­ся перед чита­те­ля­ми в вопро­се, зачем же он потра­тил столь­ко их вре­ме­ни. Ну что ж, поеха­ли.

Мнение

Современное обще­ство дошло до состо­я­ния, в кото­ром поли­ти­ка и тех­но­ло­гии ста­но­вят­ся неот­де­ли­мы — не толь­ко новые тех­но­ло­гии быст­ро ока­зы­ва­ют вли­я­ние на обще­ство, но и сами спо­со­бы осу­ществ­ле­ния поли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской дея­тель­но­сти меня­ют­ся под дей­стви­ем тех­но­ло­гий.

Игнорировать это даль­ше со сто­ро­ны людей, зани­ма­ю­щих­ся тех­но­ло­ги­я­ми, невоз­мож­но.

Первое, что необ­хо­ди­мо сде­лать — это орга­ни­зо­вать пуб­лич­ную дис­кус­сию, на кото­рой подоб­ные вопро­сы, соб­ствен­но, будут под­ни­мать­ся и обсуж­дать­ся в надеж­де прид­ти к еди­но­му мне­нию и еди­но­му набо­ру пред­ло­же­ний по каж­до­му из них. На дан­ный момент такая дис­кус­сия в России отсут­ству­ет пол­но­стью — обсуж­де­ния если и про­хо­дят, то в очень узком кру­гу, в то вре­мя как широ­кая пуб­ли­ка в боль­шин­стве сво­ём не зна­ет даже, что такая про­бле­ма вооб­ще сто­ит. Ряд вопро­сов, в том чис­ле зна­чи­тель­ных, не обсуж­да­ет­ся даже в узком кру­гу (см. ком­мен­та­рии к постам про ДЭГ на выбо­рах в МГД, напри­мер).

В каче­стве затрав­ки для такой дис­кус­сии может высту­пать про­фес­си­о­наль­ная кон­фе­рен­ция, посвя­щён­ная дан­ным вопро­сам, и не анга­жи­ро­ван­ная в поль­зу какой-либо суще­ству­ю­щей поли­ти­че­ской пар­тии и сопу­ству­ю­щих инте­ре­сов.

Второе — необ­хо­ди­ма орга­ни­зо­ван­ная струк­ту­ра, кото­рая будет систе­ма­ти­че­ски под­дер­жи­вать инте­рес к этой теме, под­дер­жи­вать обсуж­де­ние акту­аль­ных вопро­сов, а так­же зани­мать­ся их про­дви­же­ни­ем, оцен­кой резуль­та­тов и кор­рек­ти­ров­кой дей­ствий.

На дан­ный момент такая струк­ту­ра в России отсут­ству­ет. Есть все­воз­мож­ные око­ло­го­су­дар­ствен­ные омбуд­сме­ны, дея­тель­ность кото­рых не силь­но более про­зрач­на, чем дея­тель­ность поли­ти­ков и депу­та­тов, есть мало­чис­лен­ные и мало­из­вест­ные обще­ства, есть крайне ситу­а­тив­ные дей­ствия ком­мер­че­ских ком­па­ний.

Такой струк­ту­рой может быть обще­ствен­ное дви­же­ние либо поли­ти­че­ская пар­тия, при­чём вто­рое — слож­нее в орга­ни­за­ции чисто тех­ни­че­ски (дви­же­ние могут орга­ни­зо­вать три чело­ве­ка, для пар­тии нуж­ны десять орга­ни­за­то­ров и сот­ни чле­нов по всей стране), но и обла­да­ет рядом воз­мож­но­стей, de facto недо­ступ­ных дви­же­нию. Например, участ­во­вать в выбо­рах всех уров­ней, эффек­тив­но общать­ся со СМИ, под­пи­ны­вать реги­о­наль­ных чинов­ни­ков и так далее.

Предложение

Во-первых, мы реги­стри­ру­ем пар­тию — назы­ва­ет­ся «Партия пря­мой демо­кра­тии». На дан­ный момент мы про­из­ве­ли очень хоро­ший всплеск в СМИ (феде­раль­ные кана­лы нас при­выч­но не заме­ти­ли, но зато заме­ти­ли все осталь­ные), а так­же все­го за три неде­ли на чистом энту­зи­аз­ме собра­ли ини­ци­а­тив­ные груп­пы по орга­ни­за­ции реги­о­наль­ных отде­ле­ний более чем в 50 субъ­ек­тах РФ (для реги­стра­ции пар­тии к съез­ду надо собрать не менее 43; при­мер­но все поли­то­ло­ги заяв­ля­ли, что это будет крайне труд­но). Активная часть орг­ко­ми­те­та пар­тии пред­став­ле­на на сай­те, про­грам­ма — на гит­ха­бе, бур­ное обсуж­де­ние идёт в Телеге (осто­рож­но, там быва­ет боль­ше сот­ни сооб­ще­ний в час).

Про вопрос «ну вы-то заре­ги­стри­ру­е­те, а заре­ги­стри­ру­ют ли вас?» отве­чу в кон­це, что­бы сей­час не отвле­кать­ся на поли­ти­ку, тем более — её тех­ни­че­скую часть.

Во-вторых, 5 мар­та 2020 года мы хотим про­ве­сти кон­фе­рен­цию AnalogBytes Conference (ABC), посвя­щён­ную вопро­сам жиз­ни ново­го мира, в кото­ром IT-технологии не про­сто про­ни­ка­ют в поли­ти­че­скую, эко­но­ми­че­скую и соци­аль­ную жизнь, но начи­на­ют серьёз­но менять её суть на мас­шта­бе менее одно­го деся­ти­ле­тия.

Принцип орга­ни­за­ции кон­фе­рен­ции — пло­щад­ка, на кото­рой мы рады видеть всех доклад­чи­ков, гото­вых высту­пить по инте­ре­су­ю­щим нас (и, наде­юсь, вас) темам с содер­жа­тель­ным, про­фес­си­о­наль­ным рас­ска­зом.

У нас есть все­го два суще­ствен­ных огра­ни­че­ния:

  • мы не при­ни­ма­ем в про­грам­му кон­фе­рен­ции мар­ке­тин­го­вый бул­шит;
  • мы не при­ни­ма­ем в про­грам­му кон­фе­рен­ции поли­ти­ков, жела­ю­щих рас­ска­зать о сво­их взгля­дах и кам­па­ни­ях.

AnalogBytes не име­ет ника­ко­го отно­ше­ния к кон­фе­рен­ци­ям «Онтико» (они же «Конференции Олега Бунина»), одна­ко у нас такие же прин­ци­пы постро­е­ния и моде­ри­ро­ва­ния. У нас нет огра­ни­че­ний по поли­ти­че­ским взгля­дам доклад­чи­ка, если он готов сде­лать содер­жа­тель­ный доклад, мы не опла­чи­ва­ем уча­стие доклад­чи­ков и не берём с них день­ги за уча­стие, а при­ня­тие или откло­не­ние докла­да реша­ет­ся боль­шин­ством голо­сов чле­нов про­грамм­но­го коми­те­та кон­фе­рен­ции. Я бы даже ска­зал, что мы поли­ти­че­ски более кор­рект­ны: в чате чле­нов про­грамм­ных коми­те­тов «Онтико» я читал бур­ные обсуж­де­ния, будет ли пра­виль­ным звать доклад­чи­ка, если он, напри­мер, рас­ска­зы­ва­ет, как дела­ют­ся ком­по­нен­ты СОРМ. Мы гото­вы, более того, мы счи­та­ем, что един­ствен­ный эффек­тив­ный спо­соб про­ти­во­дей­ство­вать какому-либо явле­нию — это побеж­дать в откры­той дис­кус­сии, а не ста­рать­ся замол­чать его суще­ство­ва­ние и заоч­но заклей­мить его сто­рон­ни­ков.

В све­те вто­ро­го огра­ни­че­ния — на при­сут­ствие на три­буне поли­ти­ков — у нас долж­но полу­чить­ся доста­точ­но неор­ди­нар­ное меро­при­я­тие — «поли­ти­ка без поли­ти­ков». Впрочем, я не вижу здесь ника­ко­го про­ти­во­ре­чия: наша зада­ча не в том, что­бы из име­ю­ще­го­ся пула поли­ти­ков выбрать кого-то, кто вро­де бы сей­час более-менее попа­да­ет в одно рус­ло с нами, а в том, что­бы сфор­ми­ро­вать свою повест­ку, кото­рую мож­но будет раз­вёр­ну­то и аргу­мен­ти­ро­ван­но до поли­ти­ков доно­сить. Наши взгля­ды и наше виде­ние про­блем не долж­ны зави­сеть от того, какие поли­ти­ки в дан­ный момент пред­став­ле­ны на рын­ке.

Программный коми­тет:

  • Олег Артамонов — это я. Руководитель ПК. В кон­тек­сте кон­фе­рен­ций вы так­же може­те знать меня как руко­во­ди­те­ля ПК InoThings++, а ранее — чле­на ПК сек­ции «Интернет вещей» на Highload++, так что как это устро­е­но, я немно­го знаю
  • Вячеслав Макаров — глав­ный идео­лог и пар­тии, и кон­фе­рен­ции
  • Тимофей Шевяков — исто­рик, полит­тех­но­лог, совет­ник ком­па­нии GR Consulting Srl (Сан-Марино)
  • Борис Чигидин — кан­ди­дат юри­ди­че­ских наук, чем­пи­он мира и дву­крат­ный чем­пи­он России по спор­тив­но­му «Что? Где? Когда?», фина­лист полу­го­дия «Своей игры» 2019
  • Мона Архипова — соучре­ди­тель и опе­ра­ци­он­ный дирек­тор ком­па­нии «Межрегиональный информационно-расчетный центр» (sudo.su)
  • Артём Гавриченков — тех­ни­че­ский дирек­тор Qrator Labs, вице-председатель Программного коми­те­та кон­фе­рен­ции ENOG/RIPE NCC Regional Meeting
  • Дмитрий Белявский — гово­ря­щий про­грам­мист (это не я, он сам так напи­сал!), а так­же сотруд­ник в про­шлом либо насто­я­щем ком­па­ний Мастерхост, ТЦИ и Криптоком, один из раз­ра­бот­чи­ков OpenSSL

Компания, как види­те, подо­бра­лась инте­рес­ная и раз­но­об­раз­ная.

Нам инте­рес­ны любые докла­ды, и нам неин­те­рес­на их поли­ти­че­ская окрас­ка — у нас сто­ит зада­ча сде­лать реаль­ное обсуж­де­ние насущ­ных про­блем меж­ду про­фес­си­о­на­ла­ми IT и поли­ти­ки, а не под­бор голов, гово­ря­щих на задан­ную тему. Например, на сай­те вы уже може­те обра­тить вни­ма­ние, что Дима Белявский будет рас­ска­зы­вать о том, что не блок­чей­ном еди­ным мож­но обес­пе­чить защи­ту дан­ных от под­дел­ки, на при­ме­ре отчё­та WADA о рас­сле­до­ва­нии под­ло­га дан­ных о допинг-пробах рос­сий­ских спортс­ме­нов.

Если вы сей­час поду­ма­ли о ста­тьях на Хабре с раз­бо­ром выбо­ров в МГД — да, их авто­ры тоже будут.

График докла­дов — при­выч­ный для про­фес­си­о­наль­ных кон­фе­рен­ций: сло­ты по 60 минут, 35–40 минут на доклад, 10–15 минут на вопро­сы из зала.

Для заяв­ки на доклад доста­точ­но при­слать на abconf@abconf.ru ФИО, фото и крат­кую про­фес­си­о­наль­ную био­гра­фию доклад­чи­ка, назва­ние, синоп­сис. Решение по докла­дам будет при­ня­то меж­ду 11 и 14 фев­ра­ля, соб­ствен­но пре­зен­та­цию про­шед­шим в про­грам­му нуж­но будет при­слать не поз­же 2 мар­та.

Место и вре­мя — 5 мар­та 2020, «Инфопространство» (Москва, 1‑й Зачатьевский пере­улок, д. 4), весь день с 10 утра.

Стоимость — как вы пони­ма­е­те, про­ве­де­ние кон­фе­рен­ции сто­ит денег, для «Инфопространства» это в общей слож­но­сти поряд­ка 2 млн. руб­лей, если делать без изли­шеств. У нас есть фон­ды, кото­рые поз­во­ля­ют нам сде­лать кон­фе­рен­цию мини­маль­но­го раз­ме­ра (до 200 чело­век), но ради боль­ше­го чис­ла посе­ти­те­лей мы вынуж­де­ны таки про­да­вать биле­ты. Стоимость гуман­ная, купить мож­но через сайт на Таймпэде.

Доклады после кон­фе­рен­ции будут выкла­ды­вать­ся в сво­бод­ный доступ — в том чис­ле (и в первую оче­редь) здесь, на Хабре. Впрочем, по чисто тех­ни­че­ским при­чи­нам — под­го­тов­ка видео, а тем более тран­скрип­тов тре­бу­ет уси­лий и вре­ме­ни — это слу­чит­ся силь­но не мгно­вен­но.

Ничуть не менее важ­ной частью, чем докла­ды, я вижу живое обще­ние на кон­фе­рен­ции — но его, увы, на Хабр не выло­жишь, оста­ёт­ся толь­ко при­сут­ство­вать лич­но. Помимо докла­дов, с целью раз­ви­тия обще­ния мы пла­ни­ру­ем так­же орга­ни­зо­вать несколь­ко круг­лых сто­лов по акту­аль­ным про­бле­мам.

Донесение мнения и предложений

До вас я толь­ко что донёс. До СМИ — тоже рабо­та­ем.

Оценка результата

Посмотрим. Если нам удаст­ся собрать два­дцать доклад­чи­ков и сот­ни три слу­ша­те­лей в одном месте, что­бы дать тол­чок всем тем необ­хо­ди­мым про­цес­сам, о кото­рых я здесь напи­сал столь­ко букв — это будет толь­ко нача­ло.

Показывающее, что всё это вооб­ще кому-то на самом деле нуж­но.

И нам ста­нет понят­нее, куда идти даль­ше.

Вопрос-ответ

Q: И охо­та ли вам лезть в эту поли­ти­ку?

A: Задачи надо решать мак­си­маль­но эффек­тив­ны­ми мето­да­ми. Если бы сиде­ние на диване было эффек­тив­нее — мы бы обя­за­тель­но сиде­ли на диване.

Q: А вас заре­ги­стри­ру­ют? Никого же не реги­стри­ру­ют.

A: Не зна­ем. Судя по бур­но­му пар­тий­но­му стро­и­тель­ству, в Минюсте дей­стви­тель­но про­шло ука­за­ние реги­стри­ро­вать всех, «Господь отбе­рёт сво­их». Если не про­шло, ну или кон­крет­но нам отка­жут — ну, штош. Сидя на диване, это­го не узна­ешь. В целом мы ста­ра­ем­ся дей­ство­вать акку­рат­но — напри­мер, устав сей­час гото­вят юри­сты, име­ю­щие опыт рабо­ты с Минюстом и зна­ю­щие под­вод­ные кам­ни, ибо цель — таки заре­ги­стри­ро­вать­ся и рабо­тать, а не вспо­теть перед смер­тью. Технические вопро­сы уже были, напри­мер, с реги­стра­ци­ей орг­ко­ми­те­та — потре­бо­ва­лись изме­не­ния в его соста­ве, Минюст пожал пле­ча­ми, сооб­щил «ваша про­бле­ма, пода­вай­те доку­мен­ты зано­во»; ну, пода­ли зано­во, еле успе­ли так, что­бы дату съез­да не сдви­гать. 

Q: Кстати, о бур­ном стро­и­тель­стве. А что со все­ми осталь­ны­ми наро­див­ши­ми­ся пар­ти­я­ми?

A: Мне, если чест­но, на них напле­вать, они меня не каса­ют­ся. Примерно всё там выгля­дит либо кло­у­на­дой, либо тех­ни­че­ским стро­и­тель­ством под реги­о­наль­ные выбо­ры (так дела­ют: кан­ди­дат реги­стри­ру­ет пар­тию — и вот уже высту­па­ет у себя в М…нске не как никто, а как кан­ди­дат от как бы все­рос­сий­ской пар­тии), поэто­му как кон­ку­рен­тов это вос­при­ни­мать труд­но. Ну, над Прилепиным было слож­но не посме­ять­ся, над Васей Ложкиным, кото­ро­го выдви­ну­ли «зелё­ные», а в интер­вью он вне­зап­но начал гово­рить про нас — тоже.

Q: Не про­ще было про­сто писать это ваше «при­ло­же­ние на блок­чейне»?

A: Во-первых, там будет не «при­ло­же­ние на блок­чейне», а суще­ствен­но более слож­ная и раз­ветв­лён­ная систе­ма, цель кото­рой — дать людям (и чле­нам пар­тии, и не) меха­низ­мы и инстру­мен­ты, име­ю­щи­е­ся у поли­ти­че­ской пар­тии, и спо­со­бы само­ор­га­ни­за­ции. Во-вторых, ну напи­са­ли бы мы какое-то при­ло­же­ние для голо­со­ва­ний, пусть даже на блок­чейне, у нас хоть одно СМИ взя­ло бы интер­вью? Этих при­ло­же­ний и так как цве­точ­ков за баней, сами по себе они нико­му не нуж­ны.

Q: Так Слава «я при­ду­мал тан­ки» Макаров будет идти в пре­зи­ден­ты?

A: Нет. И даже в депу­та­ты не будет. Во-первых, в нашей кон­цеп­ции выбор­ные долж­но­сти — это про­сто управ­ля­е­мые пред­ста­ви­те­ли изби­ра­те­лей, ниче­го сакраль­но­го в них нет. Во-вторых, авто­ры кон­цеп­ции и чле­ны орг­ко­ми­те­та даже вот пря­мо 5 мар­та на долж­но­сти в пар­тии будут изби­рать­ся уже не все, ибо цель — про­ве­рить кон­цеп­цию, а не пору­лить.

Q: А в чём тогда заработок-то?

A: А его тут нет. We did it for lulz (ну и вооб­ще в поли­ти­ке денег зара­ба­ты­ва­ют в сред­нем силь­но мень­ше, чем в биз­не­се).

Q: Так вы за Путина или про­тив?

A: А мы вооб­ще не про это. И не про одну кон­крет­ную идео­ло­гию — у нас уже в руко­во­ди­те­лях реги­о­наль­ных групп люди с лич­ны­ми миро­воз­зре­ни­я­ми от либер­та­ри­ан­цев (Санкт-Петербург) до монар­хи­стов (Ярославль). Мы про инстру­мент, рабо­та кото­ро­го долж­на мини­маль­но зави­сеть от кон­крет­ных людей, беру­щих его в руки. Если вам обя­за­тель­но надо поде­лить­ся на сво­их и чужих и зара­нее рас­сор­ти­ро­вать, кому руку пода­вать, а кому нет, это не к нам.

Ссылки с подробностями

Партия: https://digitaldem.ru/

Конференция: https://abconf.ru/

Интервью в Новой Газете: «Нет пово­да брать шаш­ку и выхо­дить на про­тест»

Интервью в Говорит Москва: https://govoritmoskva.ru/interviews/2687/

Интервью в The Bell: Либертарианец за госка­пи­та­лизм

Бонус

Я тут выше напи­сал отве­ты на какие-то типо­вые вопро­сы, кото­рые обыч­но зада­ют в первую оче­редь, кро­ме совсем бес­смыс­лен­ных.

И это хоро­шо, но мало.

Поэтому — в ком­мен­та­ри­ях без­вы­иг­рыш­ный кон­курс вопро­сов к чле­нам орг­ко­ми­те­та, со сле­ду­ю­щи­ми усло­ви­я­ми:

  • Выделяйте вопрос в ком­мен­та­рии жир­ным, что­бы его было вид­но изда­ле­ка
  • Пишите вопро­сы, пред­на­зна­чен­ные для всех чле­нов орг­ко­ми­те­та, а не для кого-то одно­го
  • Старайтесь укла­ды­вать­ся в две строч­ки тек­ста
  • Вопросы о лич­ных, поли­ти­че­ских, рели­ги­оз­ных и про­чих взгля­дах — допу­сти­мы
  • Вопросы о тех­ни­че­ских момен­тах (а поче­му сде­ла­но вот так, а как будет, а на кой чёрт, а не спой­лер ли вы, а одоб­рил ли этот пост кура­тор) луч­ше зада­вать мне вне кон­кур­са, вряд ли вам нуж­ны на них пять отве­тов

Если вопро­сов будет мно­го, мы выбе­рем какое-то под­мно­же­ство — и все чле­ны орг­ко­ми­те­та на них отве­тят, при­чём неза­ви­си­мо друг от дру­га. Ответы опуб­ли­ку­ем.

Поделиться