Коронавирус или коронабесие?

Недавно в «Медицинской газе­те» была опуб­ли­ко­ва­на ста­тья почет­но­го дирек­то­ра Института меди­цин­ской пара­зи­то­ло­гии, тро­пи­че­ских и транс­мис­сив­ных забо­ле­ва­ний им. Е.И. Марциновского 1‑го МГМУ им. И.М.Сеченова ака­де­ми­ка РАН Владимира Сергиева. Оценивая теку­щую эпи­де­мио­ло­ги­че­скую ситу­а­цию и меры борь­бы с новой инфек­ци­ей, он гово­рит о коро­на­бе­сии.

Почему выбран такой тер­мин? Дело в том, что за пол­го­да с момен­та попа­да­ния ново­го коро­на­ви­ру­са в чело­ве­че­скую попу­ля­цию, им зара­зи­лось менее одно­го про­цен­та насе­ле­ния Земли (если точ­нее, 0,6%). Число тех, кто умер от COVID-19, состав­ля­ет чуть боль­ше 0,7% из 51 мил­ли­о­на еже­год­но уми­ра­ю­щих в мире. В нашей стране пере­бо­ле­ло 0,2% насе­ле­ния.

Вроде бы, не так всё и страш­но. Может быть, Всемирная Организация Здравоохранения про­сто под­ня­ла пани­ку рань­ше вре­ме­ни? На момент когда ВОЗ объ­яви­ла пан­де­мию, в 51 стране Европейского реги­о­на было выяв­ле­но око­ло 20 тыс. инфи­ци­ро­ван­ных и менее 1000 умер­ших при чис­лен­но­сти насе­ле­ния почти 950 млн. чело­век. 

Эпидемией при­ня­то счи­тать вспых­нув­шее забо­ле­ва­ние, при кото­ром чис­ло забо­лев­ших дости­га­ет 5–7% насе­ле­ния. На момент сооб­ще­ния ВОЗ в мар­те 2020 г. при­зна­ков эпи­де­мии не было, нет их и сей­час – в мае в Европе было инфи­ци­ро­ва­но все­го 0,5% насе­ле­ния.

Смертность от виру­са так­же не столь высо­ка, и чис­ло смер­тей от COVID-19 не ска­зы­ва­ет­ся на сред­них еже­днев­ных пока­за­те­лях общей смерт­но­сти насе­ле­ния, кото­рая в боль­шин­стве стран оста­лась преж­ней или даже ниже, чем в 2019 году, и толь­ко кое-где вырос­ла 1–1,5%. В России этот пока­за­тель менее одно­го про­цен­та.

ВОЗ обо­зна­ча­ет леталь­ность от ново­го коро­на­ви­ру­са в 6%, но, посколь­ку в боль­шин­стве стран прак­ти­че­ски не про­во­дят тести­ро­ва­ния насе­ле­ния, «высо­кий» пока­за­тель леталь­но­сти отно­сит­ся исклю­чи­тель­но к груп­пе тяже­лых боль­ных. При этом леталь­ность во вре­мя вспы­шек от дру­гих коро­на­ви­ру­сов была суще­ствен­но выше. Контагиозность COVID-19 так­же суще­ствен­но ниже, чем при кори, диф­те­рии и даже коклю­ше.

Подытоживая име­ю­щи­е­ся дан­ные, ака­де­мик Владимир Сергиев счи­та­ет:

Объективно коро­на­ви­рус SARS-CoV‑2 нель­зя отне­сти к пато­ге­нам, обла­да­ю­щим высо­ким эпи­де­ми­че­ским потен­ци­а­лом и несу­щим серьез­ную угро­зу здо­ро­вью насе­ле­ния. Поэтому про­во­ди­мые дра­ко­нов­ские огра­ни­чи­тель­ные меры не име­ют меди­цин­ско­го обос­но­ва­ния и явля­ют­ся более раз­ру­ши­тель­ны­ми, чем сама болезнь. К несча­стью, они боль­но уда­ри­ли и по соци­аль­ной, и по эко­но­ми­че­ской ситу­а­ции в нашей стране.
 

С ним согла­ша­ет­ся пресс-секретарь Партии пря­мой демо­кра­тии Тимофей Шевяков:

Можно кон­ста­ти­ро­вать факт – мир за ред­ким исклю­че­ни­ем охва­ти­ла пан­де­мия стра­ха, свя­зан­ная, в част­но­сти, с верой миро­вых лиде­ров в непо­гре­ши­мость ВОЗ. Опыт преды­ду­щих лет, к сожа­ле­нию, нико­го ниче­му не научил – в Германии, к при­ме­ру, после «пан­де­мии» сви­но­го грип­па при­шлось уни­что­жать закуп­лен­ную на мил­ли­о­ны бюд­жет­ных евро вак­ци­ну – она ока­за­лась нико­му не нуж­на. За послед­ние меся­цы во всем мире в целом и в России в част­но­сти было при­ня­то огром­ное коли­че­ство мер, никак не обос­но­ван­ных с науч­ной точ­ки зре­ния – таких, как дез­ин­фек­ция дорог или перчаточно-масочный режим. Как итог – непо­ни­ма­ние насе­ле­ни­ем смыс­ла при­ни­ма­е­мых мер и сни­же­ние уров­ня дове­рия к вла­сти.

Поделиться