Судьи останутся без особого мнения

Председатель дум­ско­го коми­те­та по зако­но­да­тель­ству и гос­стро­и­тель­ству Павел Крашенинников пояс­нил, что запрет судьям Конституционного суда, недав­но одоб­рен­ный ниж­ней пала­той Парламента, нужен, что­бы «огра­дить кон­сти­ту­ци­он­ное пра­во­су­дие от политизации».

Законопроект «О Конституционном суде» был вне­сен в Думу пре­зи­ден­том во испол­не­ние попра­вок к Конституции. Проект про­шел уже пер­вое чте­ние, но перед вто­рым рас­смот­ре­ни­ем Крашенинников и Андрей Клишас внес­ли в него еще несколь­ко попра­вок, уже так­же одоб­рен­ных Госдумой.

Эти поправ­ки запре­ща­ют судьям Конституционного суда обна­ро­до­вать свое осо­бое мне­ние и несо­гла­сие с при­ня­тым реше­ни­ем в какой бы то ни было фор­ме. Упоминать о про­хо­див­шей в ходе закры­то­го сове­ща­ния дис­кус­сии и о резуль­та­тах голо­со­ва­ния судья не смо­жет ни в СМИ, ни в пуб­лич­ных выступ­ле­ни­ях, ни в пере­пис­ке с граж­да­на­ми, кото­рые мог­ли бы обна­ро­до­вать эту пере­пис­ку. Всё, что может сде­лать судья, не согла­ша­ю­щий­ся с реше­ни­ем Конституционного суда, это пись­мен­но изло­жить свое осо­бое мне­ние. Так оно будет при­об­ще­но к про­то­ко­лу и хра­нить­ся вме­сте с ним. Публично ссы­лать­ся на него судья пра­ва лишается.

Чем объ­яс­ня­ет необ­хо­ди­мость при­ня­тия этой нор­мы Крашенинников? Упоминая зару­беж­ный опыт, он отсы­ла­ет к пра­во­вым систе­мам Ирландии, Австрии, Бельгии, Люксембурга и Франции, где осо­бые мне­ния судей не публикуют:

«В Ирландии пря­мо в самой Конституции напи­са­но, что это­го делать ни в коем слу­чае нель­зя, – ска­зал Крашенинников. — Это сде­ла­но исклю­чи­тель­но для того, что­бы это реше­ние было систем­ным и цель­ным, и посколь­ку оно всту­па­ет в силу и не под­вер­га­ет­ся сомне­нию, его уже нель­зя где-то опро­те­сто­вать, соот­вет­ствен­но, что­бы оно испол­ня­лось, и что­бы оно дей­ство­ва­ло беспрекословно».

Глава юри­ди­че­ской служ­бы Борис Чигидин не счи­та­ет подоб­ный запрет при­зна­ком уве­рен­но­сти госу­дар­ства в сво­их силах:

В аргу­мен­та­ции П. Крашенинникова пре­крас­но прак­ти­че­ски все, но осо­бен­но пре­крас­на апел­ля­ция к кон­сти­ту­ции Ирландии. Документу, при­ня­то­му свы­ше 80 лет назад, про­воз­гла­сив­ше­му источ­ни­ком госу­дар­ствен­но­сти Пресвятую Троицу, содер­жав­ше­му пря­мые тер­ри­то­ри­аль­ные пре­тен­зии к сопре­дель­но­му госу­дар­ству и объ­яв­ляв­ше­му бого­хуль­ство уго­лов­ным пре­ступ­ле­ни­ем. Эти его поло­же­ния П. Крашенинникова (пока?) не заин­те­ре­со­ва­ли, но по вопро­су осо­бых мне­ний ирланд­ский при­мер почему-то дол­жен быть нау­кой для нас.

Напомню: в рос­сий­ском уго­лов­ном про­цес­се воз­мож­ность озна­ком­ле­ния сто­рон с осо­бым мне­ни­ем судьи пря­мо допус­ка­ет­ся. В граж­дан­ском и арбит­раж­ном – не запре­ща­ет­ся. В кон­сти­ту­ци­он­ном судо­про­из­вод­стве осо­бые мне­ния судей были обще­до­ступ­ны­ми мно­го деся­ти­ле­тий, но сей­час этот раз­врат реше­но пре­сечь. Потому что в Ирландии это напи­са­но пря­мо в самой кон­сти­ту­ции. И еще «для избе­жа­ния поли­ти­за­ции кон­сти­ту­ци­он­но­го процесса».

Инициаторы и сто­рон­ни­ки тако­го реше­ния не пони­ма­ют глав­но­го: подоб­ные запре­ты, тем более учи­ня­е­мые после дол­го­го пери­о­да доз­во­ле­ния, – не при­знак силы госу­дар­ства и тем более не при­знак его уве­рен­но­сти в себе. Если начи­на­ет казать­ся, что обще­до­ступ­ность для насе­ле­ния осо­бо­го мне­ния судьи КС спо­соб­на рас­ша­тать осно­вы, зна­чит, с сами­ми осно­ва­ми что-то фун­да­мен­таль­но не так. Или по самой мень­шей мере – с тем кру­гом носи­те­лей вла­сти, кото­рым это начи­на­ет казать­ся. И это самый глав­ный урок, кото­рый сле­ду­ет выне­сти из обсуж­да­е­мой истории.

Поделиться