Есть ли смысл в ужесточении мер по борьбе с коронавирусом

В немец­кой сто­ли­це на этой неде­ле всту­пи­ли в силу новые каран­тин­ные меры: соглас­но при­ня­тым в выход­ные рас­по­ря­же­ни­ям, в сто­ли­це раз­ре­ша­ет­ся посе­щать неко­то­рые заве­де­ния толь­ко при нали­чии отри­ца­тель­но­го теста на COVID-19. При этом резуль­тат ПЦР ‑теста дол­жен быть не про­сто «све­жим», а «сего­дняш­ним».

Открытыми посе­ще­ния без сда­чи тестов бер­лин­цам оста­ви­ли про­дук­то­вые мага­зи­ны, апте­ки и опти­ки, заправ­ки, книж­ные и авто­ма­стер­ские. Но вот для непро­до­воль­ствен­ных мага­зи­нов, музеев либо парик­ма­хер­ских и дру­гих заве­де­ний в обла­сти пер­со­наль­но­го ухо­да тре­бу­ет­ся пред­ва­ри­тель­ная запись и нали­чие отри­ца­тель­но­го резуль­та­та теста на COVID-19. Впрочем, заве­де­ния сфе­ры досу­га (теат­ры, кино­те­ат­ры, кон­церт­ные пло­щад­ки, сау­ны, пар­ки раз­вле­че­ний, кази­но и про­чие) в Берлине всё рав­но закрыты.

Ранее в мар­те подоб­ное пра­ви­ло о нали­чии отри­ца­тель­но­го теста для посе­ще­ния непро­до­воль­ствен­ных мага­зи­нов вве­ли в Вене и двух восточ­ных австрий­ских провинциях.

Об эффек­тив­но­сти подоб­ных мер рас­суж­да­ет гене­раль­ный сек­ре­тарь Партии пря­мой демо­кра­тии Олег Артамонов:

У меня всё боль­ше и боль­ше креп­нет ощу­ще­ние, что вла­сти мно­гих евро­пей­ских стран живут в пара­диг­ме, зна­ко­мой мене­дже­ру любой круп­ной кор­по­ра­ции: неваж­но, что зара­нее понят­но – пред­ла­га­е­мые дей­ствия не дадут ника­ко­го поло­жи­тель­но­го резуль­та­та, но ведь нель­зя же ниче­го не делать! Объяснить без­дей­ствие – слож­нее, чем при­пи­сать бес­смыс­лен­ным дей­стви­ям вооб­ра­жа­е­мую осмысленность.

Почему имен­но уже­сто­че­ние мер по борь­бе с коро­на­ви­ру­сом – да, вла­сти назы­ва­ют это «послаб­ле­ни­ем», но сме­ну одно­го безум­но­го поряд­ка посе­ще­ния мага­зи­нов (по пред­ва­ри­тель­ной запи­си по теле­фо­ну) на дру­гой (без запи­си, но с предъ­яв­ле­ни­ем све­жей справ­ки) мне труд­но счи­тать тако­вым – не име­ет смысла?

Пандемии уже боль­ше года. За это вре­мя было набра­но доста­точ­но дан­ных, что­бы делать пер­вые выво­ды об эффек­тив­но­сти огра­ни­чи­тель­ных мер.

Вот, ска­жем, пре­принт для The Lancet – «Empirical Assessment of Mandatory Stay-at-Home and Business Closure Effects on the Spread of COVID-19», январь 2021. Авторы срав­ни­ва­ют эффект мяг­ких (less restrictive, lrNPI) и жёст­ких (more restrictive, mrNPI) огра­ни­чи­тель­ных мер – и при­хо­дят к уди­ви­тель­но­му выво­ду: мяг­кие меры дают резуль­тат, но более жёст­кие меры не дают боль­ше­го резуль­та­та! Восемь стран, началь­ная ста­дия пандемии.

Совсем све­жая неболь­шая ста­тья: «Lockdown fatigue: The declining effectiveness of lockdowns», 30 мар­та 2021. 152 стра­ны, оцен­ка дина­ми­ки эффек­тив­но­сти вво­ди­мых мер. И опять уди­ви­тель­ный факт: огра­ни­чи­тель­ные меры эффек­тив­ны на началь­ном эта­пе, но спу­стя 120 дней их резуль­та­тив­ность начи­на­ет уга­сать – при­чём это уга­са­ние не уда­ёт­ся объ­яс­нить, напри­мер, уста­ло­стью насе­ле­ния и игно­ри­ро­ва­ни­ем запре­ти­тель­ных мер.

Так поче­му же, несмот­ря на всё боль­ший объ­ём дан­ных о том, что запре­ти­тель­ные меры лишь огра­ни­чен­но эффек­тив­ны, что даль­ше опре­де­лён­ной точ­ки они уже не вли­я­ют на реаль­ный ход пан­де­мии, вла­сти начи­на­ют тасо­вать их, вво­дя и отме­няя, а ещё хуже – при­ду­мы­вая новые меры, всё более и более странные?

Потому что нель­зя вот так про­сто взять и ниче­го не делать. Даже если ниче­го не делать – это луч­шая стратегия.

И не могу не отме­тить, что на фоне это­го дей­ствия рос­сий­ских вла­стей, год назад казав­ши­е­ся пани­че­ски­ми и несо­гла­со­ван­ны­ми, начи­на­ют выгля­деть всё более разумными.

Подписаться на рассылку новостей
Партии прямой демократии

Directed by Pixel Imperfect Studio. Produced by Git Force Programming LLC.
Scroll Up