Отходы – в доходы!

Штрафы за выбросы в атмосферу пополнят бюджет

Законопроект об адми­ни­стра­тив­ной ответ­ствен­но­сти за несо­блю­де­ние нор­ма­ти­вов по кво­ти­ро­ва­нию выбро­сов вред­ных веществ в атмо­сфе­ру будет раз­ра­бо­тан по пору­че­нию вице-премьера Виктории Абрамченко. Минфин, Минэкономразвития и Росприроднадзор долж­ны про­ду­мать нака­за­ния для ком­па­ний и инди­ви­ду­аль­ных пред­при­ни­ма­те­лей из 12 горо­дов, участ­ву­ю­щих в про­ек­те «Чистый воз­дух». Штрафовать пла­ни­ру­ют тех, кто не выпол­нит целей по сни­же­нию выбро­сов на 20%, уста­нов­лен­ных зако­ном «О про­ве­де­нии экс­пе­ри­мен­та по кво­ти­ро­ва­нию выбро­сов загряз­ня­ю­щих веществ». Также преду­смот­ре­но и при­оста­нов­ле­ние деятельности.

На пред­при­я­тия воз­ла­га­ет­ся обя­зан­ность раз­ра­бо­тать пла­ны меро­при­я­тий по дости­же­нию уста­нов­лен­ных квот выбро­сов и согла­со­вы­вать их с Минприроды. После исте­че­ния сро­ков согла­ше­ний по реа­ли­за­ции дан­ных меро­при­я­тий Росприроднадзор будет про­ве­рять, как же выпол­ня­ют­ся рабо­ты по сни­же­нию выбро­сов и очист­ке воздуха.

На дан­ный момент было заклю­че­но 33 согла­ше­ния на 473,5 млрд руб. меж­ду Минприроды, Росприроднадзором, пра­ви­тель­ства­ми реги­о­нов и пред­при­я­ти­я­ми, ожи­да­ет­ся заклю­че­ние еще 11.

О пору­че­нии вице-премьера и об экс­пе­ри­мен­те рас­ска­зы­ва­ет член экс­перт­но­го сове­та Партии пря­мой демо­кра­тии Евгений Русак:

Вице-премьер Виктория Абрамченко стре­ми­тель­но пору­чи­ла Минфину, Минэкономразвития и Росприроднадзору до 30 октяб­ря 2021 года раз­ра­бо­тать зако­но­про­ект об адми­ни­стра­тив­ной ответ­ствен­но­сти за несо­блю­де­ние нор­ма­ти­вов по кво­ти­ро­ва­нию выбро­сов вред­ных веществ в атмо­сфе­ру в 12 про­мыш­лен­ных цен­трах, участ­ву­ю­щих в про­ек­те «Чистый воз­дух». Возможно, эта ини­ци­а­ти­ва и оста­нет­ся совер­шен­но неза­ме­чен­ной на фоне деба­тов анти­при­ви­воч­ни­ков. Я не ожи­даю от зако­но­про­ек­та каких-то неве­ро­ят­ных реше­ний, ведь речь идет лишь об адми­ни­стра­тив­ном нака­за­нии для тех ком­па­ний и инди­ви­ду­аль­ных пред­при­ни­ма­те­лей, кто не выпол­нит целей по сни­же­нию выбро­сов на 20%.

Сам экс­пе­ри­мент – доволь­но стран­ная исто­рия. Он был запу­щен 1 янва­ря 2020 года и про­во­дит­ся по 31 декаб­ря 2024 года в Братске, Красноярске, Липецке, Магнитогорске, Медногорске, Нижнем Тагиле, Новокузнецке, Норильске, Омске, Челябинске, Череповце и Чите. Тогда же было реше­но потра­тить на эти бла­гие цели аж 500 мил­ли­ар­дов руб­лей, из кото­рых чуть боль­ше 100 мил­ли­ар­дов из бюд­же­та. Всё это пред­по­ла­га­ет, что 487 объ­ек­тов на тер­ри­то­рии 12 горо­дов, в том чис­ле пред­при­я­тия, част­ный сек­тор и транс­порт­ная инфра­струк­ту­ра сни­зят объ­ем вред­ных выбро­сов на 20% к 2024 году. Что осо­бен­но забав­но, в пер­во­на­чаль­ной вер­сии доку­мен­та ника­кой ответ­ствен­но­сти за невы­пол­не­ние взя­тых на себя обя­за­тельств преду­смот­ре­но не было.

Да, экс­пе­ри­мент запу­сти­ли (кста­ти, текст доку­мен­та, осо­бен­но та часть, где речь идет о сни­же­нии выбро­сов, очень дель­ная), и 1 янва­ря 2020 года все апло­ди­ро­ва­ли стоя, пред­вку­шая, что вот теперь-то всё раз­вер­нет­ся и нач­нет рабо­тать как надо. Но слу­чи­лось непред­ска­зу­е­мое. Несмотря на ожи­да­ния, что лок­даун высту­пит ката­ли­за­то­ром сни­же­ния выбро­сов, 2020 год побил все рекор­ды по уров­ню загряз­не­ния атмо­сфе­ры в рос­сий­ских реги­о­нах за послед­ние 16 лет. Вгоняя в неве­ро­ят­ное сму­ще­ние всех ана­ли­ти­ков и пред­ска­за­те­лей, имен­но в год запус­ка экс­пе­ри­мен­та «Чистый воз­дух» было зафик­си­ро­ва­но рекорд­ное коли­че­ство слу­ча­ев высо­ко­го и экс­тре­маль­но высо­ко­го загряз­не­ния воз­ду­ха. А после весен­не­го лок­дау­на в боль­шин­стве реги­о­нов рост чис­ла фик­си­ру­е­мых загряз­не­ний не то, что уско­рил­ся, а про­сто взле­тел: чис­ло ядо­ви­тых выбро­сов в атмо­сфе­ру за девять меся­цев с нача­ла года на треть пре­вы­си­ло мак­си­мум деся­ти­лет­ней дав­но­сти, а по срав­не­нию с 2019 годом коли­че­ство загряз­не­ний под­ско­чи­ло в три раза.

Поясним, что под высо­ким загряз­не­ни­ем пони­ма­ет­ся содер­жа­ние в атмо­сфер­ном воз­ду­хе одно­го или несколь­ких веществ, пре­вы­ша­ю­щее пре­дель­но допу­сти­мую кон­цен­тра­цию в десять и более раз, а экс­тре­маль­но высо­кое загряз­не­ние – пре­вы­ше­ние мак­си­маль­ной разо­вой пре­дель­но допу­сти­мой кон­цен­тра­ции веществ в 20–29 раз при сохра­не­нии это­го уров­ня более двух суток, либо в 30–49 раз при сохра­не­нии это­го уров­ня от вось­ми часов и более, либо в 50 и более раз при разо­вой фик­са­ции. В резуль­та­те, в офи­ци­аль­ных бума­гах появи­лась циф­ра, что за три квар­та­ла 2020 года зафик­си­ро­ва­но 171 слу­чай высо­ко­го и экс­тре­маль­но высо­ко­го зара­же­ния атмо­сфе­ры, при том, что за весь 2019 – 61 такой слу­чай. Все заби­ли тре­во­гу и ста­ли тре­бо­вать вве­де­ния нака­за­ний, коль уж ситу­а­ция, по мне­нию мно­гих, катит­ся в про­пасть и надо сроч­но насаж­дать ответ­ствен­ность за вве­де­ние новых систем очистки.

По наше­му мне­нию, дело обсто­ит не совсем так. Во-первых, боль­шин­ство экс­тре­маль­ных выбро­сов про­ис­хо­ди­ли не из-за пло­хой рабо­ты систем очист­ки, а в резуль­та­те круп­ных ава­рий, на кото­рые две тыся­чи два­дца­тый ока­зал­ся уди­ви­тель­но богат. Вспомните толь­ко январ­ский пожар на неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щем заво­де в Ухте, пожар в посел­ке Яицкое в мае, про­рыв газо­про­во­да в посел­ке Верхняя Подстепновка, воз­го­ра­ние на Сызранском НПЗ, пожар на скла­де поли­эти­ле­но­вой и лако­кра­соч­ной про­дук­ции в Самаре, лес­ные пожа­ры в Ташлинском и Первомайском рай­о­нах Оренбургской обла­сти, раз­лив 100 лит­ров азот­ной кис­ло­ты на тер­ри­то­рии Ижевского меха­ни­че­ско­го заво­да в Удмуртии, пожар на скла­де лако­кра­соч­ной про­дук­ции в Нижнем Новгороде… Этот спи­сок мож­но про­дол­жать. Каждый из слу­ча­ев сопро­вож­дал­ся выбро­сом такой силы, что он дал годо­вой мак­си­мум на мно­го лет впе­ред. Так что, пер­вое, на что сто­ит обра­тить вни­ма­ние в про­грам­ме «Чистый воз­дух» – это на обнов­ле­ние систем пожа­ро­ту­ше­ния и без­опас­но­сти. Половина про­ти­во­по­жар­но­го обо­ру­до­ва­ния, исполь­зу­е­мо­го на пред­при­я­ти­ях, была изго­тов­ле­на почти кустар­ным спо­со­бом, а потом «доза­прав­ле­на» народ­ны­ми умель­ца­ми за гара­жа­ми и, уж, конеч­но, нико­гда не про­хо­ди­ла сер­ти­фи­ка­цию на поли­го­нах МЧС и не спо­соб­на поту­шить даже пару бре­вен. Стоит ли удив­лять­ся, что даже неболь­шой пожар, вспых­нув­ший на любом пред­при­я­тии, пере­рас­тет в круп­ный и даст огром­ный выброс?

Во-вторых, мно­гие экс­пер­ты отме­ча­ют, что, воз­мож­но, круп­но­го скач­ка выбро­сов и не было, а про­сто в рам­ках про­грам­мы «Чистый воз­дух» заме­ры ста­ли про­во­дить­ся тща­тель­ней, регу­ляр­ней и всю­ду. Поэтому, фик­са­ция идет не как в 2010 (кото­рый был рекорд­ным по выбро­сам до это­го) и даже не как в тот самый 2019, с кото­рым теперь все срав­ни­ва­ют 2020 и фик­си­ру­ют­ся все выбро­сы, что поз­во­ля­ет их ква­ли­фи­ци­ро­вать и дать чет­кую кар­ти­ну ситуации.

То есть, в прин­ци­пе, экс­пе­ри­мент дви­жет­ся неплохо.

Нам бы толь­ко хоте­лось спро­сить у тех людей, кото­рые его запус­ка­ли: ска­жи­те, вот пред­при­я­тия улуч­шат систе­мы филь­тра­ции и очист­ки того, что они выбра­сы­ва­ют в атмо­сфе­ру, а даль­ше что? Куда они будут девать эти отхо­ды? Систем пере­ра­бот­ки тако­го вида отхо­дов у нас крайне мало и они, мяг­ко гово­ря, дав­но уста­ре­ли. То есть, опять поли­го­ны? Или как? Когда оче­редь дой­дет до экс­пе­ри­мен­та «Чистая вода» и «Чистая зем­ля», тогда и будем думать?

Подписаться на рассылку новостей
Партии прямой демократии

Directed by Pixel Imperfect Studio. Produced by Git Force Programming LLC.
Scroll Up