Выпьем, няня, где же Moёt?

Разбираемся в ситуации с ввозом игристого

Компания Moёt Hennessy согла­си­лась мар­ки­ро­вать постав­ля­е­мые в Россию напит­ки как «игри­стое вино» вме­сто «шам­пан­ско­го» для того, что­бы соот­вет­ство­вать поло­же­ни­ям рос­сий­ско­го зако­но­да­тель­ства. Меняется ли что-либо для поку­па­те­лей и чем был вызван хайп? Рассказывает гене­раль­ный сек­ре­тарь Партии пря­мой демо­кра­тии Олег Артамонов:

Охватившая рунет мас­со­вая исте­ри­ка по пово­ду яко­бы запре­та для Moёt Hennesy исполь­зо­вать сло­во «шам­пан­ское» для обо­зна­че­ния шам­пан­ско­го – пожа­луй, клас­си­че­ский слу­чай хай­па, в кото­ром эмо­ци­о­наль­ная состав­ля­ю­щая («эк мы фран­цу­зов!», про­из­но­си­мое, в зави­си­мо­сти от поли­ти­че­ской пози­ции гово­ря­ще­го, с гор­до­стью или ужа­сом в голо­се) пол­но­стью заби­ва­ет объ­ек­тив­ную реальность.

В чём же заклю­ча­ет­ся реальность?

Ну, во-первых, глав­ное: с точ­ки зре­ния поку­па­те­ля изме­нит­ся… пра­виль­но, при­мер­но ничего.

Производители фран­цуз­ско­го шам­пан­ско­го, и Moёt сре­ди них, деся­ти­ле­ти­я­ми боро­лись за то, что­бы само сло­во «шам­пан­ское» из обо­зна­че­ния кате­го­рии алко­голь­ных напит­ков, опре­де­ля­е­мой мето­дом при­го­тов­ле­ния, ста­ло защи­щён­ной тор­го­вой мар­кой, кото­рую допу­сти­мо исполь­зо­вать толь­ко про­из­во­ди­те­лям опре­де­лён­но­го реги­о­на, фран­цуз­ской Шампани.

Как извест­но, любая пал­ка – о двух кон­цах: наци­о­наль­ное зако­но­да­тель­ство, в кото­ром выде­ля­ют­ся тор­го­вые мар­ки, выгля­дит доволь­но стран­но. Автомобили не импор­ти­ру­ют как «Мерседес и все осталь­ные», копи­ро­валь­ные аппа­ра­ты не про­да­ют как «Ксерокс и все осталь­ные» – так поче­му же шам­пан­ское долж­но как-то выде­лять­ся отно­си­тель­но дру­гих игри­стых вин аж на зако­но­да­тель­ном уровне?

При этом – не то что­бы у нас на при­лав­ках не хва­та­ло игри­стых вин, кото­рые все­гда про­да­ва­лись под этой кате­го­ри­ей: даже если не тро­гать рос­сий­скую про­дук­цию, те же Cava, Lambrusco, Prosecco поль­зу­ют­ся широ­ким успехом.

Собственно, этот дис­ба­ланс зако­но­да­те­ля и устра­ня­ли. Устраняли дол­го, исто­рия зако­но­про­ек­та тянет­ся аж с 2017 года, со вто­рым чте­ни­ем в 2019, повтор­ным вто­рым чте­ни­ем и при­ня­ти­ем уже в 2021 – и, разу­ме­ет­ся, основ­ная его часть посвя­ще­на совер­шен­но не про­дук­ции Moёt. В инте­ре­су­ю­щем же нас, по сути, про­изо­шла про­сто заме­на тек­ста «игри­стое вино (шам­пан­ское)» на про­сто «игри­стое вино».

Логично? Вполне. Почему, соб­ствен­но, в скоб­ках упо­мя­ну­то имен­но шам­пан­ское? Да в общем-то лишь пото­му, что двадцать-тридцать лет назад никто не заду­мы­вал­ся, что шам­пан­ское может быть толь­ко из про­вин­ции Шампань – это было обще­упо­тре­би­мым наиме­но­ва­ни­ем само­го рас­про­стра­нён­но­го клас­са игри­стых вин.

При этом одно­вре­мен­но в тек­сте сохра­нил­ся тер­мин «рос­сий­ское шам­пан­ское». Никакого зло­го умыс­ла и щелч­ка Франции по носу здесь нет: «рос­сий­ское шам­пан­ское» – тер­мин, суще­ству­ю­щий уже деся­ти­ле­тия и утвер­ждён­ный в ГОСТ Р 51165–2009 «Российское шам­пан­ское», кото­рый кор­ня­ми ухо­дит в ГОСТ 13918–88 «Советское шам­пан­ское» и далее в ГОСТы 1970‑х ещё годов. То есть, совер­шен­но офи­ци­аль­ное наиме­но­ва­ние, воз­ник­шее, мяг­ко гово­ря, не сегодня.

При этом упо­мя­ну­тый ГОСТ пре­кра­тил дей­ствие в 2015 году. На сме­ну ему при­шёл ГОСТ 33336–2015 «Вина игри­стые» (дей­ству­ет сей­час) и тех­ре­гла­мент ТР ЕАЭС 047-/2018 (всту­пит в дей­ствие в 2022 году), в кото­рых рос­сий­ское шам­пан­ское ника­ким осо­бен­ном обра­зом не выде­ля­ет­ся и в каче­стве само­сто­я­тель­ной кате­го­рии вин не фигурирует.

Более того, если ГОСТ 33336–2015 ещё допус­ка­ет воль­но­сти, опре­де­ляя «игри­стое вино тра­ди­ци­он­но­го наиме­но­ва­ния» и далее ука­зы­вая, что оное наиме­но­ва­ние состо­ит из назва­ния стра­ны про­ис­хож­де­ния и сло­ва «шам­пан­ское» (допус­кая таким обра­зом не толь­ко «рос­сий­ское шам­пан­ское», но и, напри­мер, «бело­рус­ское шам­пан­ское»), то ТР ЕАЭС более строг – и под­дер­жи­ва­ет экс­клю­зив­ное пра­во Moёt:

Слова «шам­пан­ское», «коньяк» и «каль­ва­дос» могут быть ука­за­ны бук­ва­ми латин­ско­го алфа­ви­та толь­ко изго­то­ви­те­ля­ми алко­голь­ной про­дук­ции соот­вет­ству­ю­щих гео­гра­фи­че­ских регионов.

При этом, повто­рюсь, «рос­сий­ско­го шам­пан­ско­го» как отдель­ной кате­го­рии в нём так­же нет, а есть лишь «вино игри­стое вино­град­ное шам­пан­ское», про­из­во­ди­мое стра­на­ми ЕАЭС. Можно это рас­смат­ри­вать как поблаж­ку для оте­че­ствен­но­го про­из­во­ди­те­ля – он хоть как-то может к шам­пан­ско­му при­мкнуть, но, будем чест­ны, поблаж­ка не слиш­ком щед­рая, так как начи­нать всё рав­но при­дёт­ся с игри­сто­го вина.

Тем более – что исполь­зу­ют­ся все эти тер­ми­ны исклю­чи­тель­но в офи­ци­аль­ных текстах, то есть, в тамо­жен­ной декла­ра­ции, декла­ра­ции на про­дук­цию и на зад­ней эти­кет­ке – вы все навер­ня­ка пыта­лись разо­брать мел­кий текст на ней.

Передняя эти­кет­ка, кото­рую, соб­ствен­но, в первую оче­редь и видит поку­па­тель, эти­ми пра­ви­ла­ми про­сто не регу­ли­ру­ет­ся – и там мы по-прежнему будем созер­цать сло­ва «Prosecco», «Шампанское» и «Lambrusco», рав­но как и мас­су дру­гих тор­го­вых марок.

Законопроект обсуж­дал­ся в Думе с 2017 года, был почти уже при­нят в 2019, и быст­рое рас­смот­ре­ние его сей­час обу­слов­ле­но ско­рее все­го тези­сом «да сколь­ко можно-то уже». Слово «шам­пан­ское» из него про­па­ло ко вто­ро­му чте­нию 15 июня 2021 года, за две неде­ли до зна­ме­ни­то­го пись­ма Moёt Hennesy. Для послед­не­го, конеч­но, это было не очень при­ят­ным сюр­при­зом, одна­ко от ката­стро­фы ситу­а­ция бес­ко­неч­но дале­ка – с учё­том, что июль, по дан­ным Росстата, явля­ет­ся меся­цем мини­маль­но­го спро­са на шам­пан­ское, даже замет­но­го поку­па­те­лю дефи­ци­та может не слу­чить­ся. Нельзя так­же не отме­тить, что в неод­но­крат­но упо­мя­ну­том ТР ЕАЭС 047-/2018 (всту­па­ет в силу с 01.01.2022 г.) нет кате­го­рии «шам­пан­ское», так что пере­оформ­лять доку­мен­ты при­шлось бы в любом случае.

Что имен­но в Moёt, соглас­но пись­му, собра­лись «пере­сер­ти­фи­ци­ро­вать» (на алко­голь­ную про­дук­цию оформ­ля­ет­ся декла­ра­ция соот­вет­ствия, а не сер­ти­фи­кат – это раз­ные доку­мен­ты), а так­же о чём при­ни­мать реше­ние «сов­мест­но с Винодельческой Ассоциацией реги­о­на Шампань» – не очень понят­но. Впрочем, судя по тому, что спу­стя два дня в Moёt заяви­ли, что всё будет сде­ла­но – избы­точ­ную тяжесть фор­му­ли­ро­вок они осо­зна­ли уже сами.

Итак, резю­ми­ру­ем корот­ко:

  1. Никто не запре­щал Moёt назы­вать своё шам­пан­ское шам­пан­ским на кра­соч­ной перед­ней эти­кет­ке, кото­рую поку­па­тель видит в мага­зине – то есть, тут ниче­го не изме­нит­ся (даже наобо­рот: со сле­ду­ю­ще­го года писать на эти­кет­ке «Champagne» лати­ни­цей смо­гут толь­ко про­из­во­ди­те­ли из реги­о­на Шампань)
  2. В целях кон­тро­ля и учё­та, а так­же тамо­жен­но­го оформ­ле­ния шам­пан­ское теперь будет про­хо­дить по той же кате­го­рии «игри­стые вина», по кото­рой про­хо­дят все осталь­ные люби­мые нами игри­стые вина, в том чис­ле защи­щён­но­го гео­гра­фи­че­ско­го про­ис­хож­де­ния – так что тут ско­рее наста­ла спра­вед­ли­вость, впро­чем, не осо­бо замет­ная для рядо­во­го покупателя
  3. Термину «рос­сий­ское шам­пан­ское» уже трид­цать лет, а до это­го было «совет­ское шам­пан­ское» – и этот тер­мин как раз посте­пен­но выво­дит­ся из обо­ро­та, так как в новых ГОСТ и ТР ЕАЭС его уже нет. Впрочем, выпус­кать вино игри­стое вино­град­ное шам­пан­ское «Советское шам­пан­ское» никто оте­че­ствен­ным про­из­во­ди­те­лям не поме­ша­ет, так что с точ­ки зре­ния поку­па­те­ля тут тоже ника­ких изме­не­ний не произойдёт.
  4. Для Moёt это всё озна­ча­ет оформ­ле­ние новых бума­жек на оче­ред­ную пар­тию шам­пан­ско­го, а так­же изме­не­ние несколь­ких слов в мел­ком шриф­те на зад­ней эти­кет­ке, и ниче­го боль­ше. Неприятно, но регу­ляр­но слу­ча­ет­ся в биз­не­се – автор как-то лич­но при­ни­мал уча­стие в орга­ни­за­ции пере­клей­ки эти­ке­ток в целой пар­тии това­ра, когда на них обна­ру­жил­ся невер­ный адрес то ли импор­тё­ра, то ли про­из­во­ди­те­ля. Возможно, поку­па­те­ли почув­ству­ют лёг­кий недол­гий дефи­цит – но с учё­том низ­ко­го лет­не­го спро­са и оби­лия на пол­ках алко­го­ля дру­гих марок, даже это прой­дёт в целом незамеченным.

В общем, резю­ми­руя: хоть Госдума РФ и мог­ла бы в этом слу­чае высту­пить чуть эле­гант­нее, но назвать про­изо­шед­шее сколь-нибудь зна­чи­мым собы­ти­ем язык не поворачивается.

Подписаться на рассылку новостей
Партии прямой демократии

Directed by Pixel Imperfect Studio. Produced by Git Force Programming LLC.
Scroll Up