Признать нельзя отменить: КПРФ подала в суд на ДЭГ

29 сен­тяб­ря КПРФ пода­ла 31 иск в Пресненский суд Москвы по ито­гам дистан­ци­он­но­го элек­трон­но­го голо­со­ва­ния в сто­ли­це на выбо­рах в Госдуму. Первый иск с тре­бо­ва­ни­ем отме­нить резуль­та­ты дистан­ци­он­но­го элек­трон­но­го голо­со­ва­ния (ДЭГ) на выбо­рах в Госдуму Пресненский суд Москвы заре­ги­стри­ро­вал в поне­дель­ник, 27 сен­тяб­ря. Экс-кандидат от КПРФ Михаил Лобанов, кото­рый выдви­гал­ся по Кунцевскому одно­ман­дат­но­му окру­гу №197, тре­бу­ет анну­ли­ро­вать ито­ги голо­со­ва­ния на участ­ке №5002, кото­рый отве­чал за онлайн-голосование по Кунцевскому округу.

В иске Лобанов ссы­ла­ет­ся на то, что в спи­сок изби­ра­те­лей были вне­се­ны граж­дане, не заре­ги­стри­ро­ван­ные на тер­ри­то­рии окру­га, а само голо­со­ва­ние про­хо­ди­ло с мно­го­чис­лен­ны­ми нару­ше­ни­я­ми: наблю­да­те­лей лиши­ли воз­мож­но­сти сле­дить за под­сче­том голо­сов, ито­ги голо­со­ва­ния были уста­нов­ле­ны с задерж­кой, при­чи­ну кото­рой никто не объ­яс­нил, а рас­шиф­ров­ка голо­сов изби­ра­те­лей, по дан­ным сай­та наблю­де­ния за ДЭГ, до сих пор не завер­ше­на. Экс-кандидат от КПРФ в сво­ей жало­бе апел­ли­ру­ет к тому, что в сово­куп­но­сти все эти обсто­я­тель­ства созда­ют «неустра­ни­мые сомне­ния» в кор­рект­ном под­ве­де­нии ито­гов выборов.

Эксперты Партии пря­мой демо­кра­тии объ­яс­ня­ют, что не так с иском гос­по­ди­на Лобанова, с чем на самом деле не спра­вил­ся ДИТ Москвы и поче­му суду, ско­рее все­го, будет очень труд­но не «покру­тить паль­цем у виска».

Член ВКС ППД Борис Чигидин: 

Чтобы наде­ять­ся на успех иска, выте­ка­ю­ще­го из слож­ных узко­спе­ци­аль­ных обще­ствен­ных отно­ше­ний, сто­ро­на ист­ца обя­за­на удо­вле­тво­рять двум тре­бо­ва­ни­ям. Познать спе­ци­фи­ку спор­ных отно­ше­ний на всю ее глу­би­ну (опти­маль­но – вла­деть пред­ме­том луч­ше оппо­нен­та) и быть в состо­я­нии понят­но, дока­за­тель­но и без поте­ри и иска­же­ния клю­че­вых смыс­лов объ­яс­нить суду, что кон­крет­но в этих отно­ше­ни­ях не так. Судить об иске по пере­ска­зу – дело не слиш­ком бла­го­дар­ное, но даже пере­сказ дает осно­ва­ние пола­гать, что этим тре­бо­ва­ни­ям иск отве­ча­ет не слишком.

В кучу в иске сва­ле­но все под­ряд, при­чем сплошь и рядом ком­му­ни­сты ссы­ла­ют­ся на обсто­я­тель­ства, кото­рые даже при их соот­вет­ствии дей­стви­тель­но­сти не могут влечь выво­да о недей­стви­тель­но­сти резуль­та­тов выбо­ров, посколь­ку из этих обсто­я­тельств это след­ствие не выво­дит­ся ни логи­че­ски, ни процессуально.

Из 124 тысяч изби­ра­те­лей, заре­ги­стри­ро­вав­ших­ся в окру­ге на ДЭГ, 13 тысяч не про­го­ло­со­ва­ло? Типичнейший для ДЭГ про­цент кон­вер­та­ции наме­ре­ний в резуль­тат, вез­де и все­гда варьи­ру­ю­щий в рай­оне 90. Как отсю­да долж­ны сле­до­вать «неустра­ни­мые сомне­ния в пра­виль­но­сти под­ве­де­ния ито­гов», понять невозможно.

До сих пор не завер­ше­на рас­шиф­ров­ка голо­сов, если верить сай­ту наблю­де­ния за ДЭГ? А это не вопрос ни содер­жа­ния про­из­вод­но­го ресур­са, ни каче­ства наблю­де­ния его опе­ра­то­ров. Это вопрос толь­ко и исклю­чи­тель­но каче­ства и досто­вер­но­сти пер­вич­ных мате­ри­а­лов, то есть отра­же­ния ито­гов ДЭГ в программно-аппаратном ком­плек­се спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го тер­ри­то­ри­аль­но­го избир­ко­ма, а не того, как они отра­жа­ют­ся у наблю­да­те­лей, не несу­щих ответ­ствен­но­сти ни за напол­не­ние сво­е­го сай­та, ни за сов­па­де­ние его содер­жа­ния с пер­вич­ны­ми дан­ны­ми. Снова мимо.

Наблюдателей лиши­ли воз­мож­но­сти сле­дить за под­сче­том голо­сов? В пере­ска­зе «Коммерсанта» рас­па­ков­ка это­го тези­са отсут­ству­ет, и здесь сле­ду­ет дождать­ся дета­ли­за­ции: в чем кон­крет­но, по вер­сии ист­ца, выра­зи­лось это лише­ние, и как кон­крет­но отсю­да сле­ду­ет недо­сто­вер­ность ито­гов голо­со­ва­ния или невоз­мож­ность обес­пе­чить их достоверность.

Но если это место све­дет­ся к тому, что после 20 часов 19 сен­тяб­ря наблю­да­те­лей, не име­ю­щих даже базо­во­го пред­став­ле­ния об осно­вах функ­ци­о­ни­ро­ва­ния систе­мы, лиши­ли даль­ней­шей воз­мож­но­сти ими­ти­ро­вать свою бур­ную дея­тель­ность «мето­дом при­сталь­но­го взгля­да на экран», суду будет очень труд­но удер­жать­ся от иску­ше­ния покру­тить паль­цем у виска.

Все пере­чис­лен­ное нагляд­но сви­де­тель­ству­ет, что обсуж­да­е­мый и, види­мо, пред­сто­я­щие иски ком­му­ни­стов адре­со­ва­ны не столь­ко суду, сколь­ко самой непри­тя­за­тель­ной части соб­ствен­но­го элек­то­ра­та: мы ста­ли мораль­ны­ми чем­пи­о­на­ми этих выбо­ров и еще раз мораль­но побе­ди­ли во всех судах, но про­кля­тый режим вме­сто при­зна­ния побе­ды про­ле­тар­ско­го дела во всех инстан­ци­ях выдал нам по куки­шу, долой про­кля­тый режим. Если совсем корот­ко: име­ем фор­маль­ную отра­бот­ку ком­му­ни­ста­ми обя­за­тель­ной про­грам­мы, запла­ни­ро­ван­ную до выбо­ров и неза­ви­си­мо от их кон­крет­но­го результата.

Значит ли это, что элек­трон­ное голо­со­ва­ние в Москве про­шло без­упреч­но? Нет, не зна­чит, осо­бен­но в срав­не­нии с прак­ти­кой ДЭГ в осталь­ных реги­о­нах – и вывод Эллы Памфиловой, что даль­ней­шее раз­ви­тие ДЭГ долж­но про­ис­хо­дить на феде­раль­ной, а не мос­ков­ской базе, здесь сам по себе доста­точ­но красноречив.

Главное, с чем не спра­вил­ся мос­ков­ский депар­та­мент инфор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий— упре­жда­ю­щее инфор­ма­ци­он­ное сопро­вож­де­ние про­цес­сов, за кото­рые он отвечает.

Процентов, навер­ное, 90 пре­тен­зий к мос­ков­ско­му ДЭГ фак­ти­че­ски выте­ка­ет из того, что ауди­то­рии не было офи­ци­аль­но, забла­го­вре­мен­но, подроб­но и доступ­но разъ­яс­не­но, как рабо­та­ет мос­ков­ская систе­ма голо­со­ва­ния, как поша­го­во (и поче­му имен­но так) выгля­дит про­цесс обра­бот­ки его резуль­та­тов и под­ве­де­ния ито­гов, и сколь­ко вре­ме­ни эти про­це­ду­ры зани­ма­ют штатно.

Озаботься ДИТ всем изло­жен­ным, напол­нять свои иски ком­му­ни­стам было бы прак­ти­че­ски нечем. Но и суще­ству­ю­щее их напол­не­ние име­ет крайне мало обще­го с теми кон­крет­ны­ми фак­ти­че­ски­ми обсто­я­тель­ства­ми, с кото­ры­ми закон свя­зы­ва­ет осно­ва­ния для оспа­ри­ва­ния ито­гов выбо­ров в реальности.

Генеральный сек­ре­тарь ППД, зам­пред­се­да­те­ля ТИК ДЭГ Олег Артамонов:

Проблема иска кан­ди­да­та от КПРФ – в том же, в чем заклю­ча­ет­ся вся про­бле­ма КПРФ с ДЭГ: ком­му­ни­сты даже не пыта­лись раз­би­рать­ся в том, как рабо­та­ет эта систе­ма, как за ней наблю­дать и какие арте­фак­ты в ней могут сви­де­тель­ство­вать о наме­рен­ных фаль­си­фи­ка­ци­ях или про­сто сбо­ях. Более того, до огла­ше­ния резуль­та­та ДЭГ они уже нача­ли празд­но­вать побе­ду на мос­ков­ских выбо­рах – зако­но­мер­но ока­зав­шу­ю­ся вовсе не победой.

В ДЭГ голо­со­ва­ло око­ло тре­ти мос­ков­ских изби­ра­те­лей (от 19 до 33 %, в зави­си­мо­сти от кон­крет­но­го рай­о­на), и с уче­том, что КПРФ актив­но при­зы­ва­ла сво­их сто­рон­ни­ков вся­че­ски ДЭГ избе­гать – неуди­ви­тель­но, что в «элек­трон­ке» резуль­тат ока­зал­ся не в ее пользу.

Сегодняшний же иск – это ско­рее пре­тен­зии КПРФ не к ДЭГ, а к самим себе, ибо в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни он состо­ит из осо­бен­но­стей ДЭГ, кото­рых ком­му­ни­сты про­сто не поня­ли или не захо­те­ли понять.

Да, во мно­го здесь вина лежит на ДИТ Москвы – напри­мер, послед­ний не смог вовре­мя объ­яс­нить, поче­му имен­но голо­са будут счи­тать­ся всю ночь, а не пол­ча­са (напом­ню: в этом винов­на ресур­со­ем­кая, O(n²), про­це­ду­ра поис­ка в блок­чейне пере­го­ло­со­вав­ших), но утвер­ждать, что это само по себе созда­ло «неустра­ни­мые сомне­ния» в резуль­та­те под­сче­та – это крайне попу­лист­ское заяв­ле­ние, экс­плу­а­ти­ру­ю­щее обы­ва­тель­ское пред­став­ле­ние о том, что «ком­пью­тер счи­та­ет мгновенно».

Если у КПРФ есть вес­кие фак­ты, объ­ек­тив­но сви­де­тель­ству­ю­щие о том, что пра­ва изби­ра­те­лей были каким-либо обра­зом нару­ше­ны, сто­и­ло не про­сто пред­ста­вить их в иске, но и огра­ни­чить­ся ими, что­бы сфо­ку­си­ро­вать вни­ма­ние и суда, и прес­сы имен­но на этих фак­тах. Если у КПРФ есть заме­ча­ния к про­це­ду­рам – сто­и­ло пред­ста­вить деталь­ный ана­лиз, где, на каком шагу и каким обра­зом были нару­ше­ны пра­ва наблю­да­те­лей или чле­нов УИК ДЭГ, каки­ми кон­крет­но зако­на­ми нару­шен­ные пра­ва были гарантированы. 

Пока же иск выгля­дит чисто попу­лист­ским ходом, рас­счи­тан­ным на внеш­нюю пуб­ли­ку, не осо­бо раз­би­ра­ю­щу­ю­ся ни в тех­но­ло­ги­ях, ни в судеб­ной прак­ти­ке, но гото­вую бес­ко­неч­но слу­шать тези­сы о том, как у нее «укра­ли выборы».

Да, у ДЭГ есть про­бле­мы, в основ­ном, насколь­ко сей­час мож­но судить – орга­ни­за­ци­он­но­го и ком­му­ни­ка­ци­он­но­го харак­те­ра. Но дей­ствия КПРФ не помо­га­ют эти про­бле­мы решить, а напро­тив – усу­губ­ля­ют их, пря­ча их под вине­гре­том раз­но­маст­ных пре­тен­зий, наки­дан­ных в иск по прин­ци­пу «не рефлек­си­руй­те, рас­про­стра­няй­те, пусть отбиваются».

Подписаться на рассылку новостей
Партии прямой демократии

Directed by Pixel Imperfect Studio. Produced by Git Force Programming LLC.
Scroll Up