Демократия и ответственность (ответ Владиславу Суркову)

Последние несколь­ко дней поли­то­ло­ги и футу­ро­ло­ги (стран­ное соче­та­ние, но тако­ва уж суть вопро­са) обсуж­да­ют све­жую ста­тью Владислава Юрьевича Суркова – «Безлюдная демо­кра­тия и дру­гие поли­ти­че­ские чуде­са 2121 года», даю­щую доволь­но дета­ли­зи­ро­ван­ный и не во всём радост­ный про­гноз о том, как будет выгля­деть поли­ти­че­ская жизнь, да и вооб­ще циви­ли­за­ция, через сот­ню лет. Тема очень инте­рес­ная и неожи­дан­ная – хотя бы пото­му, что тра­ди­ци­он­но, гово­ря о буду­щем, при­ня­то обсуж­дать раз­лич­ные тех­но­ло­ги­че­ские дости­же­ния, от встро­ен­ных в мозг ком­пью­те­ров до меж­звёзд­ных путе­ше­ствий и ради­каль­но­го про­дле­ния жиз­ни, но не транс­фор­ма­цию соци­у­ма и поли­ти­че­ской жизни.

С какой-то точ­ки зре­ния это объ­яс­ни­мо и логич­но: вот уже сот­ню лет чело­ве­че­ство живёт в усло­ви­ях посто­ян­но­го и быст­ро­го тех­но­ло­ги­че­ско­го про­грес­са при отсут­ствии замет­но­го про­грес­са поли­ти­че­ско­го. Представительная демо­кра­тия в её совре­мен­ном мире широ­ко рас­про­стра­ни­лась по пла­не­те — и в общем-то ста­ла фор­мой прав­ле­ния «по умол­ча­нию» – в тече­ние XX века, но при этом её суть как-либо замет­но не меня­лась. Но вме­сте с тем оче­вид­но, что сто лет – это огром­ный срок для одно­го чело­ве­ка, но бук­валь­но миг для чело­ве­че­ства – и было бы наив­но пред­по­ла­гать, что вот сей­час мы выра­бо­та­ли метод управ­ле­ния госу­дар­ством, кото­рый теперь сохра­нит­ся навсегда.

Один из самых инте­рес­ных посы­лов Суркова – про гря­ду­щий пере­ход к пря­мой демо­кра­тии, отме­ну пар­ла­мен­тов и исчез­но­ве­ние «конгрессменов-узурпаторов» за счёт внед­ре­ния в поли­ти­че­скую жизнь элек­трон­ных средств ком­му­ни­ка­ции, поз­во­ля­ю­щих заин­те­ре­со­ван­ным граж­да­нам само­сто­я­тель­но решить, какие зако­ны сто­ит при­нять. Если смот­реть на ста­тью в целом, впро­чем, у Суркова это — лишь пере­ход­ный этап к «дик­та­ту­ре алго­рит­мов» (о кото­рой мне хоте­лось бы пого­во­рить отдель­но, но, навер­ное, в дру­гой раз), но тем не менее, мно­гие ком­мен­та­то­ры сосре­до­то­чи­лись имен­но на нём.

И было бы, конеч­но, стран­но, если бы я, будучи руко­во­ди­те­лем Партии пря­мой демо­кра­тии, так­же не заце­пил­ся бы за него.

Традиционным воз­ра­же­ни­ем про­тив пря­мой демо­кра­тии – и его уже выска­за­ли мно­гие ком­мен­та­то­ры — явля­ет­ся то, что пар­ла­мен­та­рий — это не про­сто некая посред­ни­че­ская функ­ция, это доволь­но мно­го еже­днев­ной рабо­ты: изу­че­ние зако­но­про­ек­тов, кон­суль­та­ции с экс­пер­та­ми и заин­те­ре­со­ван­ны­ми сто­ро­на­ми, кол­ле­га­ми, и про­чая, и про­чая. Вряд ли мно­гие граж­дане доб­ро­воль­но и бес­плат­но возь­мут на себя функ­ции пол­но­го изу­че­ния, ска­жем, город­ско­го бюд­же­та, что­бы осмыс­лен­но про­го­ло­со­вать по его ста­тьям – и имен­но из это­го про­ис­те­ка­ет, на самом деле, про­гно­зи­ру­е­мая Сурковым «дик­та­ту­ра алго­рит­мов»: маши­ны не возь­мут власть в бою, как Скайнет, мы сами отда­дим мир­но её им, пото­му что нам будет некогда.

Это воз­ра­же­ние вер­ное – и мож­но заме­тить, что сам Владислав Юрьевич радост­ных тонов и свет­лых кра­сок тща­тель­но избе­га­ет, так что непо­хо­же, что­бы он был тако­му буду­ще­му рад – но не единственное.

Есть дру­гое воз­ра­же­ние про­тив абсо­лю­тист­ской фор­мы пря­мой демо­кра­тии — и на мой взгляд, намно­го более силь­ное, хотя и очень ред­ко упоминаемое.

Оно заклю­ча­ет­ся в том, что абсо­лют­ная пря­мая демо­кра­тия пол­но­стью сни­ма­ет с кого-либо какую-либо ответ­ствен­ность за при­ни­ма­е­мые реше­ния. И имен­но это её и убьёт — при­чём намно­го рань­ше, чем появит­ся искус­ствен­ный интел­лект или какой-то алго­ритм, кото­рый успе­ет её спасти.

«Власть раз­вра­ща­ет, абсо­лют­ная власть раз­вра­ща­ет абсо­лют­но» – и сте­пень абсо­лют­но­сти вла­сти опре­де­ля­ет­ся имен­но воз­мож­ной ответ­ствен­но­стью за при­ни­ма­е­мые ей решения.

В исто­рии чело­ве­че­ства не было ни одно­го монар­ха, кото­рый обла­дал бы по-настоящему абсо­лют­ной вла­стью. Власть мог­ла быть очень широ­ка – но серия непра­виль­ных реше­ний мог­ла при­ве­сти к двор­цо­во­му пере­во­ро­ту, воен­но­му пора­же­нию или рево­лю­ции: про­цент монар­хов, умер­ших не сво­ей смер­тью, все­гда был высок. Эта ответ­ствен­ность насту­па­ла не сра­зу, не навер­ня­ка, но если насту­па­ла — её цена была очень высока.

Ни один чинов­ник ни в одной стране совре­мен­но­го мира не может пол­но­стью снять с себя ответ­ствен­ность за свои дей­ствия. Даже при самом кор­рум­пи­ро­ван­ном режи­ме у чинов­ни­ка есть руко­вод­ство и граж­дане – и если послед­ние будут слиш­ком явно недо­воль­ны реше­ни­я­ми чинов­ни­ка, пер­вое может лег­ко им пожерт­во­вать, что­бы это недо­воль­ство пога­сить. И оно сде­ла­ет это, пото­му что если недо­воль­ство будет раз­рас­тать­ся – ответ­ствен­ность может настать уже для руководства.

Да, если мы посмот­рим на ниж­ний деся­ток стран в «Индексе вос­при­я­тия кор­руп­ции» (отста­вим в сто­ро­ну мето­ды его фор­ми­ро­ва­ния, ниж­няя и верх­няя его части вполне пока­за­тель­ны) — это стра­ны, в кото­рых нам с вами вряд ли захо­чет­ся жить. Но даже в их слу­чае ска­зать, что власть не несёт ответ­ствен­но­сти – боль­шая ошиб­ка: да, это стран­ные фор­мы ответ­ствен­но­сти, часто извра­щён­ные. Но они есть.

Второй важ­ный аспект — чинов­ник и депу­тат в боль­шин­стве слу­ча­ев при­ни­ма­ют реше­ния, не каса­ю­щи­е­ся их лич­но. Он тес­но свя­зан с ответ­ствен­но­стью: какое бы реше­ние ни было при­ня­то, оно само по себе не повли­я­ет на при­няв­ше­го его ни в какую сто­ро­ну. Однако кос­вен­ное вли­я­ние при этом будет, и оно будет выра­жать­ся в про­цен­те недо­воль­ных сре­ди насе­ле­ния, затро­ну­то­го реше­ни­ем: даже если тако­вых мень­шин­ство, устро­ен­ная ими под окна­ми чинов­ни­ка демон­стра­ция вполне может ока­зать­ся доста­точ­но гром­кой, что­бы вклю­чи­лась опи­сан­ная выше цепоч­ка фор­ми­ро­ва­ния ответственности.

Таким обра­зом, повсе­днев­ной зада­чей типо­во­го госу­дар­ствен­но­го слу­жа­ще­го, выбор­но­го или назна­чен­но­го, явля­ет­ся при­ня­тие реше­ний, кото­рые не вызы­ва­ют ярко­го недо­воль­ства ни у одной зна­чи­мой груп­пы насе­ле­ния – и тогда для него не насту­пит ответ­ствен­ность за такое решение.

Прямая демо­кра­тия в её абсо­лю­тист­кой фор­ме уни­что­жа­ет, отме­ня­ет оба этих аспек­та – она пол­но­стью сни­ма­ет ответ­ствен­ность с каж­до­го кон­крет­но­го чело­ве­ка, раз­мы­вая её на неопре­де­лён­ный круг лиц, кото­рые «в блок­чейне» или любым дру­гим мод­ным спо­со­бом про­го­ло­со­ва­ли за при­ня­тие вот тако­го реше­ния. Вы може­те быть доволь­ны или недо­воль­ны этим реше­ни­ем — в любом слу­чае нет боль­ше окон, под кото­ры­ми вам име­ет смысл митин­го­вать, что­бы ваше недо­воль­ство было услы­ша­но и повлек­ло бы какие-то послед­ствия, наступ­ле­ние ответ­ствен­но­сти для при­няв­ше­го решение.

Это – абсо­лют­ная власть. И её следст­стви­ем ста­нет абсо­лют­ное раз­вра­ще­ние, то самое, кото­рое пред­ре­кал 1‑й барон Актон.

Что ещё хуже, мно­гие при­ни­ма­е­мые таким спо­со­бом реше­ния будут касать­ся граж­дан лич­но и непо­сред­ствен­но. Проще все­го это про­де­мон­стри­ро­вать на попу­ляр­ной теме рас­пре­де­ле­ния бюд­же­та мето­дом пря­мо­го голо­со­ва­ния: како­вы шан­сы, что граж­дане про­го­ло­су­ют за финан­си­ро­ва­ние феде­раль­ных про­ек­тов, зани­ма­ю­щих годы и не при­но­ся­щих ощу­ти­мой отда­чи здесь и сей­час, а не за бла­го­устрой­ство про­стран­ства в ради­у­се кило­мет­ра, мак­си­мум двух от их дома? Ведь эти ста­тьи бюд­же­та будут кон­ку­ри­ро­вать: или феде­раль­ная трас­са, по кото­рой, воз­мож­но, ты не про­едешь в сво­ей жиз­ни нико­гда, или дет­ская пло­щад­ка, на кото­рую ты с семьёй будешь ходить каж­дый день. Космонавтика выро­дит­ся до мик­ро­про­ек­тов сбо­ра пары мил­ли­о­нов руб­лей кра­уд­фандин­гом, фун­да­мен­таль­ная нау­ка умрёт, зна­чи­тель­ная часть меди­ци­ны и обра­зо­ва­ния ста­нет платной.

Да и даже о соб­ствен­ных инте­ре­сах граж­дане бес­по­ко­ят­ся, как пра­ви­ло, в том слу­чае, если наступ­ле­ние ответ­ствен­но­сти за отсут­ствие тако­го бес­по­кой­ства – где-то в пре­де­лах неде­ли, мак­си­мум меся­ца. Чтобы оце­нить, как будет при пол­но­стью пря­мо­де­мо­кра­ти­че­ском рас­пре­де­ле­нии бюд­же­та суще­ство­вать пожар­ная охра­на, доста­точ­но спро­сить соб­ствен­ных дру­зей, какой мар­ки у них дома огне­ту­ши­тель, сто­ят ли дат­чи­ки дыма, когда послед­ний раз они про­ве­ря­ли газо­вую пли­ту. Ведь ничто же не меша­ет им выде­лить сред­ства – доволь­но скром­ные – на всё это пря­мо сей­час, не дожи­да­ясь наступ­ле­ния 2121 года?..

Ну или посмот­ри­те на опи­са­ния авто­мо­биль­ных апте­чек в любом круп­ном мага­зине. Нет, они не рас­счи­та­ны на то, что­бы спа­сти чью-то жизнь — они рас­счи­та­ны на то, что­бы прой­ти тех­осмотр. Именно это поку­па­ют граж­дане, в руки кото­рых при абсо­лют­ной пря­мой демо­кра­тии будет вру­че­но выде­ле­ние средств на рабо­ту ГИБДД, пожар­ных и медиков.

Нельзя ска­зать, что послед­ствия подоб­ных реше­ний не насту­пят нико­гда – про­сто они насту­пят тогда, когда менять реше­ние будет уже позд­но, как позд­но поку­пать огне­ту­ши­тель, когда у вас уже горит квар­ти­ра. И в резуль­та­те эти послед­ствия будут иметь фор­му крайне жёст­кую и болез­нен­ную, ско­рее все­го, выли­ва­ю­щу­ю­ся в госу­дар­ствен­ный пере­во­рот и при­ход к вла­сти «силь­ной руки» – при общем одоб­ре­нии граж­дан, как уже неод­но­крат­но слу­ча­лось в исто­рии и чело­ве­че­ства в целом, и России в частности.

Разница лишь в том, что в слу­чае монар­хии такой резуль­тат — вопрос веро­ят­ност­ный, и мож­но до бес­ко­неч­но­сти спо­рить о том, напри­мер, что слу­чи­лось бы в России, если бы Николай II был чуть менее без­воль­ным и эгоистичным.

В слу­чае абсо­лю­тист­ской пря­мой демо­кра­тии этот резуль­тат по край­ней мере лич­но мне пред­став­ля­ет­ся гаран­ти­ро­ван­ным, при­чём на исто­ри­че­ски очень корот­ком про­ме­жут­ке вре­ме­ни — десять, может быть пят­на­дцать лет. Не больше.

Современная фор­ма пред­ста­ви­тель­ной демо­кра­тии — это не про­сто сло­жив­ший­ся по исто­ри­че­ским при­чи­нам арте­факт. Это фор­ма управ­ле­ния госу­дар­ством, кото­рая посред­ством слож­ной и неод­но­знач­ной систе­мы сдер­жек и про­ти­во­ве­сов поз­во­ля­ет най­ти ком­про­мисс — не все­гда иде­аль­ный, но всё-таки в боль­шин­стве слу­ча­ев рабо­та­ю­щий — и поз­во­ля­ю­щий избе­гать экс­тре­му­мов и неста­биль­но­сти, угро­жа­ю­щей государству.

Значит ли это, что сама идея пря­мой демо­кра­тии не вер­на ни в каком виде – и нам надо про­сто закон­сер­ви­ро­вать модель управ­ле­ния, пока­зав на какую-то кон­крет­ную стра­ну и кон­крет­ный год и ска­зав «вот иде­ал, луч­ше не будет»? Конечно, нет – да и вооб­ще такой тезис от руко­во­ди­те­ля Партии пря­мой демо­кра­тии зву­чал бы очень странно.

Наша зада­ча — понять, как мы можем модер­ни­зи­ро­вать пред­ста­ви­тель­ную демо­кра­тию так, что­бы сохра­нить её плю­сы, но при этом мак­си­маль­но изба­вить­ся от минусов.

И вер­ным реше­ни­ем здесь будет посте­пен­ное внед­ре­ние эле­мен­тов пря­мой демо­кра­тии — при­ну­дить госу­дар­ствен­ный меха­низм к эво­лю­ции в сто­ро­ну пря­мой демо­кра­тии, не дово­дя его до гра­ни, за кото­рой могут насту­пить опи­сан­ные выше последствия.

Максимальная про­зрач­ность, воз­мож­ность для изби­ра­те­ля в любой момент вре­ме­ни посмот­реть и понять, чем зани­мал­ся его избран­ник сего­дня и преды­ду­щие годы, опо­ра депу­та­тов в при­ня­тии реше­ний на мне­ние сво­их изби­ра­те­лей, мак­си­маль­ная алго­рит­ми­за­ция дея­тель­но­сти чинов­ни­ков на невы­бор­ных долж­но­стях, пере­да­ча граж­да­нам прав пря­мо­го реше­ния вопро­сов, непо­сред­ствен­но их каса­ю­щих­ся – вот направ­ле­ние, в кото­ром долж­на эво­лю­ци­о­ни­ро­вать поли­ти­че­ская систе­ма общества.

И не через сто лет, а уже сейчас.

Олег Артамонов
Генеральный секретарь
Партии прямой демократии

Подписаться на рассылку новостей
Партии прямой демократии

Directed by Pixel Imperfect Studio. Produced by Git Force Programming LLC.
Scroll Up